Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: праздник (список заголовков)
22:25 

Жалко их.

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Восьмое марта, праздник. Все бегут по улицам, закрывая цветы от холода и радуясь, что не остались без подарка... На следующий день по всему интернету будут гулять фото с этими же самыми цветами, а через три дня они завянут. Для того ли цветы росли, чтобы так просто зачахнуть у кого-то в квартире? Жалко их, жалко цветы. Им бы расти где-нибудь на летней полянке, а не умирать в вазочке, или же просто в большой кружке или банке с водой. Если бы я была цветком, никогда бы не подумала рождаться зимой - не в то время, не в том месте. А ведь бывают и такие люди, такие вещи, чувства и эмоции, и мысли, появляющееся не тогда, когда нужно. Жалко их. И хотелось бы, чтобы фраза "они росли на срез" не являлась оправданием к убийству.

@темы: мои мысли, праздник

13:43 

Первое апреля.

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Первое апреля - и снова я думаю о празднике. На этот раз он мне очень даже нравится! С детства любила шутить над всеми в этот день! И чем взрослее я становилась, тем правдоподобнее выходили мои шутки. До шестого класса я ходила в театральную студию, и, надо сказать, у меня были не плохие успехи, так что, в неправдоподобии всех моих простеньких розыгрышей меня обвинить не могли. А что касается чужих шуток - я всегда попадалась! Конечно, можно было бы подумать прежде чем верить, но разве так интересно? Я почти всегда знала, чем кончится фильм или книга и оттого становилось скучно жить... Я часто могла предугадать действия людей, хотя и боялась их - и действий и, собственно, самих людей. Сказать честно, я и сейчас их побаиваюсь - ну не могу преодолеть внутреннюю преграду, что поделаешь? Вот только в последнее время я перестала людей понимать - они будто живут одним первым апреля. Никогда не знаешь, правду они говорят, или нет: тебе - одно, другу - другое, родителям - третье... И есть ли во всем этом правда? Высказывают ли они свое мнение, или же насмехаются над чьим-то? Всегда принимают удобную сторону, показывают себя совершенно иными людьми, или же рассказывают сказки двум - трем людям... В современном мире нельзя быть наивным, нельзя быть честным, наверно, оно действительно так. Ведь я не хочу, чтоб меня обманывали. Вот только, подозревать всех подряд, не доверять абсолютно никому слишком уж тяжело для меня. И вообще, если не верить друзьям, во что тогда верить? Вот именно, не во что! Потому, лучше уж оставаться наивным, верить в счастье и доверять собственному сердцу, нежели пустым догадкам! Так вот считаю. Я верю людям, верю в людей. Они ведут себя так не со зла, это я точно знаю! Потому стоит им поверить, я хочу им верить, именно так!


@темы: праздник, мои мысли, люди

00:11 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Что-то я зачастила со своими записями, но ничего, пока есть желание и вдохновение, надо этим пользоваться, потом будет, что вспомнить, а сейчас распишусь хоть немного после длительного текстового молчания :D

Пришло ко мне сегодня одно воспоминание прошлогодней давности, пока мы с мамой сидели на кухне, обсуждали мою сегодняшнюю поездку в Икею и ели мороженое, оставшееся со вчерашнего празднования ее дня рождения. Воспоминание об утре седьмого марта шестнадцатого года, когда мы с (я же говорила, что не люблю слово подруга, да?) моим лучшим другом сидели у нее дома и, совершенно не так же, как сегодня, доедали мороженое, оставшееся после празднования моего восемнадцатого дня рождения. Мы нашли в холодильнике какое-то варенье, и мороженное казалось с ним приторно сладким, но именно такой вкус нужен был, чтобы разбудить нас после почти бессонной ночи. Могла написать я, и написала, но по факту рано утром, когда мы ложились спать, спать я совершенно не хотела, а чуть позже утром, когда мы проснулись, я соскочила и сказала, что хочу идти гулять. Попозже мы еще сходим погулять по лесу, дойдем до Икеи, побродим по ней, выйдем случайно на трассу и будем ловить попутки в надежде вернуться домой. А потом я буду восторженно рассказывать, как мне понравилось в одном из крупнейших мебельных магазинов, в который я попала тогда впервые, пока совершенно не вырублюсь в трамвае. Но это будет потом, после того, как мы доедим это невозможно сладкое мороженое. Если честно, я не помню сейчас его вкус, но зная себя, могу представить, сколько варенья я бухнула в миску с несчастным кусочком мороженого.

Воспоминания о поедании мороженого с ней путаются, и невольно вспоминается, как мы размораживали брикеты в микроволновке, чтобы нож не гнулся от удара о застывшую сладость. Помню, как-то раз мы так и забыли про мороженое, и оно совершенно растеклось. Это было так давно, что я забыла бы десять раз тот случай, если бы он не стал одной из тех баек, которые кажутся интересными в детстве, а потом их рассказывание входит у всех в привычку. Такие байки перестают казаться смешными рассказами о чем-то опасном, но все, кто вспоминают их, не дают забыть об их существовании. Уж не помню, на что мы тогда отвлеклись, кто-то говорит, что на просмотр "Галилео", а кто-то - что на "Винкс" (что, в общем-то странно, ведь нас тогда было только двое, хотя, кажется, кто-то утверждал, что был тогда с нами).

Пока ели мороженое год назад, мы маялись абсолютной дурью. Ну, право, не решать же задачи с утра пораньше в праздник. Пытались проходить тесты "кто ты из Винкс", но они были скучными, ведь все персонажи были известны, и результаты предугадывались на раз-два. Тогда мы пошли искать тесты "кто ты из май литл пони", но и они были не менее скучны, на этот раз потому, что персонажи известны не были. Ну а потом пришло нам в голову проходить тесты о том, "кто ты из соционики", да-да, именно так я бы их назвала, ибо парочка из этих тестов своими вопросами очень напоминала тестики про Винкс. Обозвали нас тогда эти тесты, на сколько я помню, Есениным и Робеспьером, мы почитали их описания и остались бы довольны, если бы не стукнуло нам в голову почитать про интертипные отношения. И вот тогда они нас расстроили. И именно тогда мы задумались, что тестики могут быть не правы. А через несколько дней в поисках хоть какой-то информации по соционики мой друг нашла тех, кто рассказывает про динамическую соционику.

Забавно, правда? Она так загорелась этой идеей, что не просто заразила меня своим энтузиазмом, но и положила начало, кажется, новому огромному периоду моей жизни. Поступление в другой город, конечно же, прекратило ее визиты в антикафе, а я сначала по инерции, а потом из интереса к людям продолжала туда ходить.

И вот теперь, когда два цикла соционических занятий закончены, и неизвестно, что будет дальше, когда праздничное мороженое дважды доедено, а в Икею я съездила повторно, и вернулась не только со вторым карандашиком, но и с прелестнейшей кроватью, я чувствую, что что-то окончательно закончилось. Будто дописывая эти строчки, я дописываю последние слова первой главы этого периода. Но я точно знаю, будет после первой и следующая глава. И если первая - это всегда только раскачка, то я бы хотела поскорее ворваться в середину книги и задержаться там надолго, прописывая каждое слово с особой тщательностью, не отпуская прекрасный период ближайшие несколько лет.


@музыка: Helios – Yume

@темы: что-то происходит, праздник, мысли, люди

00:23 

Время закончить мысли

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Хмм, столько всего навалилось в последнее время, вроде мелочи (и не только мелочи), а много и неприятно очень. Хах, я не люблю жаловаться и умею находить везде положительные стороны, но иногда хочется забить на первое, проигнорировать второе и пойти ныть, много-много ныть на бумаге. "Зачем все плоооохо? Почему так сразу?" Вот сейчас уже желание ныть потихоньку уплывает, но другие желания все не приплывают, и потому почему бы не оставить немного разных мыслей здесь. Может, они вдохновят меня пойти заниматься каким-нибудь важным/полуважным/хоть чуточку важным/просто хоть каким-то делом. Нет, я не собираюсь ныть сейчас обо всем, что навалилось, это скучно, это пройдет и уже проходит, но собираюсь поразмышлять над вещами, над которыми не доразмышляла по каким-то глупеньким причинам.

Ну как можно верить всему, что пишут в интернете и говорят по телевизору? Ну не разбираетесь вы в вопросе, так не лезьте в него, нечего коверкать в своей голове статьи на темы, которые вам далеки и приводить в качестве аргумента слова ведущего из передачи по РенТВ, ссылавшегося в свою очередь чуть ли не на "топ 100 шокирующих фактов, перейдите по ссылке, оказывается..."! Не люблю я такие споры, и когда чувствую, что таковой начинается - ухожу от спорящих куда подальше. Ну что тут скажешь, когда человек свято верит в то, что именно русские были первыми людьми на земле, произошедшими от инопланетянина и обезьяны? Хотя интересные точки зрения выслушивать я люблю, вне зависимости от того, просто ли это отвлеченная теория или вполне себе серьезная жизненная позиция, и обоснованные точки зрения я действительно уважаю. Вот.

А еще чем больше я езжу по маленьким городам на праздники с лошадьми, тем больше начинаю любить свой родной город. Ну нигде еще не происходит на праздниках (не знаю, как у них там в буднее время) столько всего сразу, ничто не восхищает своими масштабами настолько, нигде это чувство бескрайности огромного мира не захватывает настолько. И как же приятно испытывать гордость за собственный город, когда дети, катающиеся на лошадке, рассказывают, как здорово они когда-то съездили в Екатеринбург. Нет, что бы не говорили люди вокруг, я люблю это место все больше и больше, уж ничего не могу с собой поделать.

И еще кое-что (эта мысль была на днях мной почти додумана, но зафиксировать таки хочется). Новые люди не заставят меня перестать общаться со старыми, новые увлечения не заставят забыть тех, кто связан со старыми, новые места не запретят посещать старые, ничто новое не оборвет все связи со старым, но дорогим мне. Пережитое вместе время никуда не денется оттого, что кто-то в свободное время заговорит с посторонним человеком, привязанность к людям не исчезнет в одночасье, если кто-то захочет пообщаться со всеми нами. Люди навсегда не меняются от того, что однажды обращают внимание на что-то новое. Меняется что-то наживное, мишура характера, привычек и увлечений, окружающая некий неизменный центр души, в существование которого я все-таки верю, и именно этот центр позволял нам оставаться вместе на протяжении всего этого времени. Люди, цепляющиеся за мишуру, уходят в прошлое вместе с опадающими и сменяющими друг друга привычками, в то время, когда те, кто смог разглядеть именно этот центр, кто смог к нему привязаться или, быть может, кто был предназначен для того, чтобы суметь центр понять, остаются с нами навсегда. Конечно, порой мы сами не можем понять, что из всего нашего внутреннего мира или внутреннего мира друзей (вот с этим, кстати, проще) можно назвать центром, а что - мишурой, но душа эту разницу всегда чувствует, а время - помогает осознать. Однако и временные люди необходимы в этой жизни, такие разные, каждый из них раскрывает нам новую сторону мира, позволяет увидеть что-то доселе неизвестное. И чем меньше всего вас связывает, тем проще с ними общаться, тем меньше обязательств на вас наваливается, и тем больше свободы чувствуется во время общения. И любое общение прекрасно, любое общение необходимо, и я давно уже пытаюсь донести это до друзей, а они в свою очередь давно зовут меня бродячим псом, который "со всеми и не с кем". Чтож, пусть так, я уже рада тому, что они все смогли меня понять, простить и не похоронить, ахахах. (Хотя их взгляды порой говорят об обратном, но это все лучше, чем прежнее "мы тебе не нужны" чуть что.)

А еще (хватит начинать абзацы с "а еще") очень странно читать про жизни далеких по образу жизни людей. Я никогда не интересовалась жизнями знаменитостей настолько, что до сих пор не могу назвать и пяти имен известных актеров или политиков, но вот попала мне в руки кое-какая конная литература, и меня поразило, насколько обыденные для меня вещи могут шокировать других людей, чьи имена я благополучно позабыла. Внезапно решившая побегать кобыла пугает человека до того, что об этом случае пишут в краткой биографии с конной точки зрения, а небольшое сотрясение мозга становится поводом для заведения собственного хозяйства и остепенения. Небольшой случай из детства оставляет неизгладимый след у кого-то в душе, и те уже не могут подходить к лошадям. Но еще более странно читать о том, как людям дарят лошадей, и те лишь изредка появляются на скачках, в которых участвуют их питомцы. У каждого из этих людей настолько другой мир, что он не кажется мне реальным. И каждый раз, когда новый для меня человек начинает рассказывать о себе, я поражаюсь тому, насколько непривычен и удивителен его мир.

Вот. Есть еще кое-что, что я бы записала, но, кажется, уже давно пора спать. Саша, выздоравливай, сон, говорят, лечит.

@темы: что-то происходит, праздник, пес размышляет, мысли, люди, кони, вой на луну

19:28 

О том, как я люблю работать на праздниках

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
А сегодня я хочу сказать о том, как я люблю работать на праздниках. Серьезно, очень люблю, в полной мере я осознала это только тогда, когда меня стали отправлять в качестве руководителя, ибо если раньше я видела только лошадь, на которой катала и детей, которых катала, то теперь передо мной открывается полная картина, и это просто потрясающе! Когда все вокруг что-то делают, и делают это старательно, вкладываются в это по полной, и ты тоже держишь во внимании каждого человека, знаешь, кто на какой лошади хочет прокатиться, кто уже заплатил, а кто еще нет, кого куда отправить, с каким ребенком поговорить, а какого быстренько проводить к освободившейся пони. А чуть поодаль точно так же улыбаясь и доброжелательно объясняя, девушка продает воздушные шарики, и она точно знает, что делать, если вдруг подует ветер или если пойдет дождь, ровно как и тот мужчина, что жарит шашлыки, и его помощник, который их продает, они весело шутят с покупателями, при этом успевая следить за своими шашлыками и маленькой собачкой, крутящейся у их ног уже второй час. А собачка, в свою очередь, прекрасно понимает, как ей выпросить еще кусочек ароматной еды, она прибежала с другого конца площади, заполненной людьми, оттуда, где стоит армейская кухня, где довольные люди в военной форме раздают свою кашу всем желающим в огромной толпе, образовавшейся у их машины, они успевают добродушно пошутить с каждым и пообщаться со всеми. А люди с кашей уже отправляют своих детей на батут, где стоят другие улыбающиеся работники, готовые пустить порезвиться всех и каждого, но вынужденные брать за это плату. Мимо батута быстро проходят взволнованная группа детей в ярких костюмах, совсем скоро им придется петь на сцене, их руководительница дает им последние наставления, кто-то из детей повторяет текст давно выученной песни, кто-то пытается успокоить себя или свою подружку, кто-то просто весело шутит и смеется, а кто-то смотрит на сцену, где танцует другой коллектив. Танцующие, не жалея сил, показывают, ради чего они старались последние несколько месяцев, они сосредоточены так, как не были сосредоточены ни на одной репетиции ранее, и тренер гордится ими. Родители в толпе зрителей радуются за своих детей и некоторые уже думают купить им сладкую вату в честь удачного выступления, продавец сладкой ваты прекрасно это понимает и старается обслужить покупателей быстрее, пока не закончился этот номер, он тоже долго ждал этого дня. Звукорежиссер за пультом прекрасно знает, как много зависит от его действий на этом празднике, и с какой ювелирной точностью надо переключать музыку сегодня. Ту самую музыку, которую они так долго всей организаторской командой подбирали для праздника, тогда надо было удержать это хрупкое равновесие между популярной, детской и действительно хорошей музыкой, им это как никогда хорошо удалось, и теперь они все празднуют свой триумф. Но это еще не все, самое важное, и самое ответственное предстоит им сегодня, прямо сейчас как никогда важно выдержать все на высшем уровне, и каждый из них делает все, что только может. В перерывах между программами организатор, пристально следящая за действием на сцене, оббегает всех, работающих на празднике, удостоверяется, что все в порядке и она ничем помочь не может (а если может — то, конечно, помогает, направляя все свои силы и возможности на помощь так, будто именно от этого зависит благополучие всего праздника) и возвращается обратно к сцене. Вот-вот начнется новая программа, новые исполнители уже готовятся к выступлению, новую музыку еще раз проверил звукорежиссер, новую партию воздушных шариков приносят одни продавцы, а другие по новой заправляют автоматы со сладкой ватой, мороженым и попкорном, продавцы безделушек довольно любуются изрядно опустевшими прилавками, хозяева маленьких жужжащих детских машинок выставляют свои незамысловатые средства передвижения в ряд, пара людей на гироскутерах все еще колесят у сосредоточившейся вокруг сцены толпы, а повара в летних кафе продолжают усердно готовить. Все эти люди совершенно незнакомы друг с другом, и вряд ли когда-нибудь познакомятся, но они, зная свое дело идеально, и вкладывая все свои силы в сегодняшний день, заставляют этот праздник работать просто нереальнейшим образом. И все, все, все, все мы вместе с довольными посетителями и случайными зеваками, даже вместе с голубями, доклевывающими остатки просыпанного попкорна создаем этот сумасшедший, яркий водоворот счастья и взрывных эмоций! Господи, да это не описать словами, когда каждый присутствующий может являться незаменимой частью чего-то огромного, масштабного и грандиозного, просто изо всех сил выполняя то, что у него получается лучше всего, это прекрасно.


@музыка: Bert H & High N Sick–Wildwood

@темы: кони, люди, мысли, праздник, что-то происходит

00:54 

О том, как мы возвращались на конюшню

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Нашла я тут черновик, написанный после работы в Невьянске, так что вот, смотрите. Мы тогда ехали дико уставшие и вымотанные действительно долго и ночью, часов с 12 до 1.30 где-то, так что время тут не преувеличено, и все описано ровно таким, каким оно мне казалось.
___________________________


Мы едем в большой просторной машине. В кузове прохладно, но ощущение холода быстро проходит. Я откидываюсь на стенку, возвышающуюся за моей спиной, и смотрю прямо перед собой на большую пошатывающуюся махину с лошадиной головой, чьи очертания еле заметно проступают из тьмы. По крыше машины начинает барабанить дождь. Или это не дождь вовсе, а ветви деревьев, многократно зацепляющиеся за высокий прицеп грузовика. Мы едем по маленьким сельским дорожкам, не приспособленным для таких огромных машин, скорее всего, так и есть. Да и едем мы слишком быстро, дождь просто не смог бы нас догнать. Лошадь передо мной поворачивает голову назад, возможно, у нее снова что-то чешется. Она нащупывает губами руку человека, решившего почистить ее прямо сейчас. Удивительно, кому понадобилось чистить лошадь по дороге домой, да еще и в такой темноте? Но лошадь не против, поняв, что от кого-то чистящего опасности ждать не стоит, она разворачивает голову обратно и начинает мирно дремать, покачиваясь в ритм времени и утыкаясь носом в маленькую фигурку, усевшуюся прямо передо мной. Кто это? Похож на пса. Интересно, когда он успел пробраться к нам в машину? Наверное, мне стоило удивиться присутствию этого животного среди нас, но почему-то удивляться мне совсем не хотелось. Пусть себе едет, наверное, ему по пути. Надеюсь, он не захочет выйти раньше конечного пункта, а то мы сейчас мы где-то на пути к... Я снова услышала стук веток о крышу грузовика. Забавно, мы снова заехали на сельские тропинки. Странно, что веток тут так много, я все еще слышу их. Быть может, мы в лесу. А ведь точно, по лесу проехать гораздо быстрее, а мы так поздно возвращаемся, что стоит поторопиться. Интересно, сколько сейчас времени? Наверное, уже первый час ночи. Или, быть может, даже второй. Я могу достать телефон и проверить, но точно знаю, что яркий свет ослепит меня и моих попутчиков, так что решаю полностью положиться на собственное чувство времени и продолжить ехать в никуда. Странно, что я подумала так, ведь мы едем на конюшню, и это все точно знают. А знают ли? Я должна была заволноваться, но мне снова не захотелось и я просто перевела взгляд на того безликого кого-то, что все еще продолжал чистить лошадь предо мной. К нему присоединился еще один человек, и теперь они о чем-то разговаривают, весело смеясь, но шум колес и веток, цепляющих нашу шаткую крышу заглушает их речь. Я изо всех сил стараюсь вслушаться в эти далекие голоса, но понять хоть слово из их разговора мне не удается. Единственное, что я знаю точно, они говорят по-русски, это слышно, даже когда ты не можешь выловить и слова. Кто-то из них смеется, и человеческие силуэты пропадают в темноте. Я думала, что со временем мои глаза привыкнут к этому освещению, но они напротив, теряют хоть какую-то возможность видеть. Это не удивительно, у меня всегда падало зрение, надо же было ему когда-то упасть окончательно. Странно только, что так сильно испортиться оно решило за столь небольшой промежуток времени. Или времени прошло куда больше, чем мне кажется? Не удивлюсь, если за стенами кузова уже рассвет. А мы все еще едем по бесконечному лесу с его ветками, все чаще задевающими машину. Я вслушиваюсь в этот стук. Веточки были совсем небольшими, среди них были и еловые лапы, щекочущие своими иголками бока кузова, и обычные березовые ветви. И я точно знала, где какая ветвь ударяет. Как интересно они приветствуют нас. Как интересно. Вокруг нашей машины тысячи, миллионы деревьев, и ночи, и звезд, и все они летят куда-то, и мы летим. Они задевают нас и друг друга в этой захватывающей погоне и мчатся все дальше, и дальше, и дальше. И мчимся вместе с ними мы со всеми людьми, собаками, лошадьми и нашей маленькой — маленькой машинкой.

Яркий свет ударяет мне в глаза. Впервые за поездку я удивленно щурюсь.
— Наконец-то заехали в город, — раздраженно замечает моя соседка, она все замечает раздраженно.
— Ага, скоро будем, — пространно отвечаю я, все еще пытаясь привыкнуть к яркому свету фонарей, проникающему сквозь окошки в верху кузова. Привыкнув, я решаюсь открыть один глаз. Собака предо мной пропала, оставив вместо себя наш портфель. Как и те странные люди, что чистили лошадей, пока мы ехали по лесу. По лесу ли?
— Дождь идет, — моя соседка поежилась, сильнее кутаясь в свою куртку. Только сейчас я заметила, что насквозь промерзла, просидев полдороги на полу.
— Дождь?
— Слышишь? — она кивает в сторону крыши, по которой все еще что-то усердно стучит.
— Я думала, это ветки, — честно признаюсь я. И мы молчим, думая каждый о своем и вспоминая, что привиделось нам этой чрезмерно длинной ночью.


@музыка: The Echelon Effect – Late Night Shortwave

@темы: кони, праздник, что-то происходит

Обрывки сказок

главная