• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: иная реальность (список заголовков)
23:13 

Хроники одного дня

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
В общем, все сложно. Все очень-очень сложно. Вообще-то я не хотела говорить о поступлении, пока не поступлю, но не умею я молчать, и все тут, особенно когда есть, чем поделиться. И так, у меня много всего, да.

Во-первых поступление, которое начало этого поста и спровоцировало, поступление, с которого начался день, и которым закончился. Сегодня был последний день приема документов на первую волну, и потому я с самого утра я проснулась и пошла в вуз, который я обзову буквой Л (я же не хотела говорить о поступлении прямо, да). Поздним вечером предыдущего дня я уже посмотрела, что в вузе Л я нахожусь на гране поступления на специальность 1, но если бы я переложила оригиналы документов на специальность 2, то смогла бы поступить среди самых первых людей. Но мою попытку переложить оригиналы пресекли в приемной комиссии, сказав, что перекладывать их можно только единожды, и лучше бы мне дождаться вечера и переложить документы тогда, чтобы точно знать, имеет ли это смысл. Будучи полностью уверенной, что уж туда то я пройду, я оформила доверенность на маму, пожелавшую сходить утром в вуз со мной, и попросила ее разведать обстановку вечером и переложить документы, если потребуется, ибо весь день в городе меня быть не должно было. Почему - в следующих пунктах, все по порядку. Приехав вечером домой, я честно не ожидала того, что на специальность 1 я не прохожу никак, а на специальность 2 - последняя во второй волне, с условием, что никто больше во вторую волну документы сюда не подаст (что, конечно же, вряд ли произойдет). Количество мест, заявленное в приемной комиссии отличалось от количества, написанного на сайте, никакой точной информации не было, но единственное, что мы знали - шансов мало, крайне мало. В надежде найти хоть что-то мы стали перебирать списки других вузов, в которые я не проходила ранее и - о чудо! - совершенно внезапно один из вузов (назовем его Р) добавил мне аж 9 баллов за сочинение. В последние дни, просто так, подняв меня в списке до вполне себе достойного места и оставив мне возможность пройти туда во вторую волну (Я же могу перенести документы в другой вуз?). Так что вот такие вот дела, оставляют мне все вузы не открытые двери, а маленькие щелочки, в которые надо суметь просочиться, вооружившись немалым количеством везения. Что будет дальше? Чем все закончится в этом году? Смогу ли я хоть что-то? Не буду загадывать, просто не буду, в крайнем случае весь мир всегда открыт для меня, целый мир - это куда больше, чем пара-тройка вузов, да.

Во-вторых (да, это был только первый пункт поста, и да, их будет больше, чем два) моя внешность теперь чуть больше соответствует состоянию моей души в этот период времени в масштабном смысле этого слова. А почему? А потому, что не было меня в городе из-за того, что я пообещала родственникам из небольшого городка приехать к ним в гости до моего отъезда, а сестра моя работает парикмахером, и теперь у Саши абсолютно солнечная половина волос. И пусть я хотела немного другого, но такая солнечность - это определенно здорово. На самом деле я редко когда задумывалась о своей внешности, и уж что точно - я никогда не могла нормально ответить на вопрос, удобную или красивую одежду я выберу просто потому, что я вечно выбирала то, в чем мне комфортно. Не физически, а психологически комфортно. Амулеты на удачу или красные повязки, напоминающие о том, что неизведанное ждет меня, перья, шарфы, браслеты, белый цвет или красный, длинные юбки летом или вечные джинсы и шорты - это все символы тех или иных периодов, это все не просто так, у каждой этой детали есть смысл, и я только сейчас осознала, что именно для меня всегда было важно в моей внешности - смысл тех или иных деталей и то, насколько они отражают меня. Вроде, так просто, а сформулировать никогда не могла.

В-третьих маленький город. Я совершенно не представляю, как можно жить в городах, которые обходятся полностью чуть ли не за час, где 1-2 кинотеатра, а центр города похож на центр нашего района. Да, туда интересно съездить разок-другой посмотреть на новые места, на новых людей, и, собственно, все. Я не могла сориентироваться по карте потому, что у них микроскопические улочки (окей, я никогда не могу сориентироваться по карте), пятиэтажки там считаются высотками, из центра легко дойти до деревни, купить там молока прямо из-под коровы и пойти обратно, проезд стоит в 1,5 раза меньше, а 3 остановки - это достаточное расстояние, чтобы поехать. И как там жить, я не представляю, они даже отдыхать и развлекаться (а то и работать) ездят к нам, настолько там нечего делать.

В-четвертых поездка. Другая, не сегодняшняя, а куда более длинная, подготовку к которой я отодвинула на второй план в связи со всеми предыдущими пунктами. Поездка эта будет на пару недель и куда дальше, чем в соседний город, а сейчас мне больше всего хочется найти себе достойную книгу в поезд на почитать и немного дорожной музычки в плейлист, надеюсь, до 7 числа и то, и другое я отыщу (кто что-нибудь из этого может подсказать - скиньте?). На самом деле, осталось докупить всего по мелочи, я редко готовлюсь к поездкам заранее, так что за день обязательно найду все необходимое. :D Но да, главной своей полезной покупкой в поездку я считаю небольшую клавиатуру, подключающуюся к телефону, при помощи которой я смогу не оставлять полюбившуюся мне привычку писать, писать и писать сюда.

И в-пятых клавиатура. Сегодня я ее опробовала, да, все-таки поездка на автобусе занимает порядка часа, а пейзажи за окном всегда очень вдохновляют.

________________________


Над городом сгустились тяжелые серые тучи, резкие порывы ветра казались долгожданным глотком свежего воздуха для редких посетителей автовокзала в это время. Небольшой кучкой люди столпились на перроне в ожидании автобуса, надеясь спрятаться под хлипкой крышей от начинающегося дождя. При мне был зонт, способный запросто укрыть меня от холодных капель, но я прекрасно знала, что он мне не понадобится, слишком уж сильно я ждала этого ливня в последние несколько дней. Автобус подъехал и пара человек отделилась от этой кучки, недоуменно смотря на окружающих: кому в такую рань могло понадобиться ехать в этакую глушь? Не дождавшись ливня, я прошла в автобус вместе со всеми и заняла свое законное место, тут же распахнув окно насколько это было возможно. Долго ждать не пришлось, пассажиров было не много, и автобус тронулся с места, сопровождаемый начавшимся ливнем за окном. И на самом деле мне стоило сейчас поспать, ведь почти бессонные ночи, проведенные в ожидании насыщенного дня не идут на пользу работоспособности, но вид парящего от остужающего дождя города приковал к себе мой взгляд. Не успевая разбиваться о разгоряченную землю, капли дождя испарялись, стелясь туманом над самой землей. Впервые я видела такое зрелище, мы будто плыли по облакам над домами и высотками, над городами, странами, мирами... И правда, вдалеке пропали здания и деревья, мы ехали в пустоту? Колеса автобуса тонули в густой пене тумана, а птицы составляли нам компанию совсем рядом.
- Что происходит? - спросила я у своего соседа впереди, сняв один из наушников.
Он спал. Я оглядела салон автобуса, спали все. Как выяснилось вскоре, спал даже водитель, теперь никто не мог запретить мне ходить по автобусу или проверять глубину облаков внизу. Я спустила зонтик, прослуживший мне все утро тростью, через окно, как и ожидалось, земли он не нащупал, но тут же покрылся водой. Забавно. Почему-то происходящее пугало меня не сильно, хоть я и не могла найти ни одного достойного объяснения всему этому. Быть может, мы разбились и теперь спокойно себе умираем? Или я наконец-то дождалась появления магических сил у меня? Оглянувшись на всякий случай, не смотрит ли на мое безумие никто, я попыталась взлететь, как это делала всегда во снах. Конечно, ничего не вышло.
Пейзаж за окном не менялся, и можно было бы подумать, что мы стоим на месте, если бы не дующий из окон ветер и не развивающиеся по всему салону шторы. Ничего не происходило, сонная атмосфера царила вокруг, и я уже начала было засыпать, как резко ветер прекратился.
"Конечная. Место пересадки на животный авиатранспорт" - донеслось из динамиков. Разве в таких автобусах они есть? Водитель все еще спал, как и все остальные пассажиры, дверь автобуса открылась. Выходить из нее я побоялась, как-никак мы в небе, да и не я одна останусь в автобусе, если что, но подойти к ступенькам и померить зонтом глубину облаков еще раз любопытство меня заставило. Туман под колесами все еще был бездонным, но теперь однообразный пейзаж разбавился огромными, размером с небольшие вертолеты, птицами. Сказать, что я была поражена - ничего не сказать, рассекая своими мощными крыльями воздух, они взлетали над нами, выныривая из облаков и погружаясь обратно, они кричали что друг-другу на своем птичьем языке, пролетали невероятными маршрутами, резвились в небе, как только могли!
- Вас подвезти? - услышала я низкий голос прямо у своего уха. Огромный хищный клюв висел в воздухе у самого моего лица, отчего я отпрянула назад в салон автобуса.
- Вы напугали меня, - выдавила я деланно вежливые слова.
- Ничего, со всеми бывает, - птица засмеялась, - а остальные снова спят?
- Да, - честно ответила я, - А куда вы предлагаете подвезти?
Меня с детства учили не уезжать с незнакомыми дяденьками на машинах, но ведь тут не было ни дяденек, ни машин. Да и что еще можно сделать в подобной ситуации, кроме как улететь на спине огромного орла в неизведанные дали?
- Куда захотите, - его ответ меня не удивил. Конечно, это не автобус и даже не машина. Чтобы летать ему не нужна дорога иди маршрут, все, что нужно такому существу - лишь открытое пространство и чистое небо.
- А можно, - я вспомнила свои самые смелые мечтания, - А можно туда, где мы сможем летать? И видеть сквозь время. И чтобы магии нас учили, и телерепорты тоже неплохо бы туда. Ах да, и, конечно, то место населено драконами и единорогами, русалками, феями и прочими, и прочими. И там должно быть много леса, очень, очень много.
- Садитесь, - большой орел невозмутимо подставил мне свое крыло, - скажите, где именно вас остановить, под это описание много мест подходит.
Я радостно запрыгнула на теплую пернатую птицу. Она взмахнула крыльями, и мы взлетели.

Я с трудом открыла тот глаз, что не был прижат к стеклу на протяжении всей поездки. Солнце ослепляло меня, кажется, на улице не было ни намека на прошедший недавно ливень.
- Девушка, конечная. Просыпаемся, выходим, - услышала я сквозь музыку в ушах. Эти слова будто подорвали меня с места, так и не успев осознать в полной мере, куда и зачем я приехала, я быстро схватила сумку с зонтиком и вышла из автобуса. И только оглядевшись вокруг, поняла, что проспала большую часть поездки. Как и было запланировано, я приехала в небольшой городок, где за автовокзалом виднелись вершины многолетних сосен, по земле бегали удивительных размеров ящерицы, чуть поодаль паслась пара лошадей. А над моей головой, иногда закрывая своими крыльями солнце, парил внушительных размеров орел.

@музыка: Break My Fucking Sky – aquarius

@темы: что-то происходит, мысли, иная реальность

23:08 

Старый черновик с записью очередного сна

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
— ...ты просто запуталась во времени. Это все эти маленькие зверьки, они проползают в твое время и путают дни, вот тебе и кажется, что ты сдавала конспекты вчера, хоть это и было недели полторы назад. Это скоро пройдет, они не выводятся, а сами уходят.
— И зачем они это делают?
— Просто. Они так передвигаются, прыгают от человека к человеку, а пока думают, куда бы пойти дальше — путают своими лапками дни. Они не специально, иногда они сами в этих днях застревают, знаешь, сколько в жизни некоторых временных связей и тугих переплетений?

В школе была праздничная ночь новой луны. Никто не любил переносить в эту ночь старые воспоминания, и потому спутанные дни настолько расстроили новую ученицу, что она не ушла праздновать со всеми. Хотя она еще и не нашла свою собственную сущность и на праздниках ей всегда было скучно, ученица хотела участвовать в торжестве со всеми. Но Сия же, напротив, давно чувствовала, как морские черепахи зовут ее танцевать и плавать этой ночью. В третий раз потянувшись к ручке двери в надежде ускользнуть от бесед новенькой, она услышала тихое цоканье копыт по школьному коридору. Девушка улыбнулась, Криолло уже рассекает поля и луга наперегонки с ветром. Наверняка в своих степях он успел пересечься с Корсаком, как всегда разжигающим самый огромный школьный костер, на который успеют заглянуть все. А сестры Майконги, может, и останутся там до утра, больно уж они полюбили эти ночные посиделки. И Сие было давно пора, море заждалось, черепахи пели, а ночь не была вечной.
— Постой, — новая ученица в третий раз помешала Сие вырваться на свободу. Никого, кроме них двоих в комнате не осталось, и свесить неуместные разговоры на других Сия не могла.
— Не уходи сегодня, ладно? В последнее время в школе что-то шумит. Я знаю, что это, — новенькая явно была встревожена.
— Послушай, во время новолуния всегда...
— Нет, так не всегда, прислушайся. Такие тяжелые, тяжелые шаги. Это за мной, — новенькая почти шептала, а на лице ее отражался плохо скрываемый ужас, и Сия начинала понимать, что морские черепахи ее сегодня не дождутся.
— В этой комнате тебя никто не тронет, — она подошла к сжавшейся в комок в углу комнаты девушке, — все празднования проходят снаружи. В коридорах и залах. Ложись спать, и тебя никто не тронет.
Глухие шаги за дверью становились все громче, и с каждым шагом успокаивающе слова Сии теряли свою силу.
— ...Из старой школы. Вы все спрашивали, почему я ушла. Это из-за него, я сменила много школ, мы переезжали много, много раз, но оно всегда преследовало меня, — тараторила напуганная девушка, — Пожалуйста. Не дай ему забрать меня. Пожалуйста.
Шаги затихли, с тихим скрипом дверь медленно отворилась. На пороге стояла человеческая фигура — редкость праздничной ночью — обвитая многочисленными извивающимися стеблями растений. Словно щупальца, стебли шевелились и норовили захватить все в этой комнате, благо в комнату существо зайти не могло и лишь некоторыми стеблями ощупывала пол и стены. Зрелище не из приятных, но Сия знала, что это. Когда-то давно на пороге ее жизни появилась вода. С каждым днем воды становилось все больше, она затапливала соседей, родители не понимали, кто льет воду в их квартиру и ругались на единственную дочь. Так продолжалось до тех пор, пока одной лунной ночью в комнату Сии не приплыла крошечная морская черепашка. Решив побежать за ней, девочка очутилась в огромном океане, ставшим навсегда частью нее.
— Амми, — Сия позвала новую ученицу, — Амми, иди сюда.
Не спуская глаз с монстра в дверном проеме, медленно, будто на ватных ногах девушка подошла к спасительнице. Крепко взяв Амми за плечи, Сия подвела ее к двери и подтолкнула навстречу извивающимся стеблям. Ужас и непонимание застыли на лице девушки. Стебли обвивали ее запястья. Словно трясина, темнота за зеленью растений поглощала девушку.

— ...я просто хотел проверить все пути, а они уже в мертвецы записали меня, представляете? — заливисто смеясь, Ульви рассказывал очередную захватывающую историю у костра Корсака. Обе Майконги засмеялись вместе с ним. В степи не было тихого островка: везде кто-то смеялся, разговаривал, охотился или пел, все вышли встречать новую луну. Словно мерцающие новогодние гирлянды, везде мелькали нечеловеческие голоса. Кузнечики стрекотали, пантеры рыком отвечали на мяуканье своих младших собратьев, Свиристели заливисто подпевали синицам, переговаривающимся с совами и коршунами, воздушные змеи летали наперегонки с ястребами и конями, а кроты с радостью принимали у себя гостей. Мир праздновал.
Фенрир лежал близ костра, время от времени бросая усталые взгляды на Ульви, такой способ проводить время явно был не для него, но оставлять друга одного он не собирался. Устало вздохнув, Фенрир перевернулся на бок и заметил, как из земли быстро начинает прорастать дикий плющ.
— Амми? Ты наконец-то решила присоединиться? — Фенрир удивленно посмотрел на росток.
— Хэй, народ, Амми с нами — радостно оповестил всех Корсак. В ответ на его слова у костра поднялся довольный гул разномастных звериных голосов.

Свет от костра было видно за километры в безграничном поле. Многие сбегались посмотреть на внушительное зрелище и послушать интересные истории. Огненные искры взлетали ввысь, прожигая плотный бархат ночного неба и оставаясь там сиять крошечными огоньками звезд. Они летели мимо облаков и морей, мимо океанов с морскими черепахами и кружащейся в толще воды Сии. Летели в самую высь, стараясь указать дорогу новой луне, которую с таким нетерпением ждал весь этот мир.


@музыка: The Legendary Flower Punk – Celestial

@темы: древности, иная реальность, сон

02:49 

Обрывки

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
В общем, порылась я тут в старых документах, и поняла, что сцены, которые впечатляли меня в мои 13 лет, описаны совершенно криво (я могу, конечно, оправдывать себя тем, что писались они в заметках на телефоне, но мне тогда было абсолютно плевать, где, как и когда писать, меня устраивало абсолютно все, что вылетало из-под моего пера, ибо оно передавало основную суть, а общую атмосферу я помнила и так). Так что, разочаровавшись в детской писанине, пришедшейся как раз на момент, когда я только начинала отходить от формата бесконечных диалогов с краткими пояснениями, вроде: "они подрались, а потом приехали туда-то", я покопалась еще чуть-чуть и нашла сцену чем-то похожую на отрывок из детства. Конечно, суть у них разная, в первом отрывке с ума сходит мир, а во втором - персонаж, но все же, что-то общее у них есть, так что отправлю их вместе для сравнения (и даже музыку одну к обоим вещицам прикреплю).
И так, отрывок более, чем пятилетней давности (да я ж тогда даже не знала толком, что такое интернет), кусок фанфика по Пожирателю душ, о да, было время, когда я любила их писать, а все свободное время проводила за чтением всего подряд на фикбуке, но это написано было, на сколько я помню, еще до того, как я узнала о существовании термина "фанфик", да. Тык сюда.
И второй отрывок уже из самостоятельной истории, он не вырван из контекста, а писался именно для того, чтобы передать мироощущение персонажа после того, как на его и без того тяжелую жизнь свалилась пара ужаснейших трагедий. Ну, в общем-то рассказывать предысторию немного долго и не к чему, так что тык.

@музыка: Ozoi The Maid – H3ART8E4T

@темы: иная реальность, древности

05:43 

О том, что не сожглось

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Вот и закончилась вся эта беготня последних двух месяцев, осталось только ждать, и после подавать оригиналы в день перед закрытием приемной комиссии, чтобы уж наверняка. На самом деле, в последнее время я была нереально занята (да, я не просто так пропадала тут), ибо мало того, что лето — время праздников, на которых мы работаем с утра до позднего вечера (а вместе со сборами и дорогой выходит с раннего утра и до глубокой ночи, часов по 20 в день, ага), лето — еще и период, когда лошадей в полях отрабатывать не только можно, но и нужно, ибо люди приходят на прогулки гораздо чаще, и это все не говоря уже о бесчисленных документах, справках (за одной из которых я чуть не уехала в другой город, осознанно при том, только потому, что там ее проще достать), экзаменах и какой-никакой жизни с вечными приключениями и интересностями. Голова порой шла кругом от обилия забот, я по нескольку дней не отвечала людям на сообщения просто потому, что не успевала, но жизнь кипела, и это было круто, что-то происходило, и это вдохновляло вставать с утра и снова где-то пропадать, все вокруг были готовы мне помочь, и это давало стимул не опускать руки, когда, казалось, решать проблему уже слишком поздно. Спать по 3-4 часа несколько ночей к ряду, работать не присев ни на минуту на протяжении часов 10, бегать от больницы к больнице, от врача к врачу, везде опаздывая, но получая все желаемые справки, спешить под ливнем на консультации, а через несколько дней — снова под ливнем, но уже с экзамена (а все потому, что вы снова забыли зонтик где-нибудь в магазине, но, конечно, его там нашли работники и оставили дожидаться хозяина), знакомиться перед экзаменами, в очереди у кабинетов врачей, в вузах при подаче документов, на работе и перед ней с новыми людьми, и снова куда-то опаздывать под шикарную музыку, совершенно случайно попавшую на телефон в момент, когда тебе срочно надо было скачать хоть что-то, и в один прекрасный момент осознавать, что ты успел все, что только мог успеть — это нереально шикарно. А если добавить к этому атмосферные ночные прогулки под дождем, шикарные вечерние пейзажи других городов и субботние утренние картины пробуждения твоего родного города, бескрайние поля, пролетающие вместе с ветром, случайные отклонения от маршрута в сторону новых, абсолютно необычных мест, спонтанные решения идти пешком, наблюдая за жизнью мира, дороги, когда ты, не смотря на безумную усталость, вместо того, чтобы хоть немного поспать, наблюдаешь за бесконечными лесами, полями и городами за окном и экзаменационные рисунки, в которые ты вкладываешь слишком много смысла, и все это под ту самую шикарную музыку, подкинутую тебе судьбой, то этот период времени становится прекрасным как никогда.
И вот беготня с бумажками почти что закончилась. Нет, сейчас ничто не станет спокойнее, просто наконец-то с учебой того года покончено, и, кажется, наступил горячо любимый мной момент избавления от прошлого. На самом деле, это стоило сделать чуть раньше или чуть позже, но не посреди ночи, когда я решила исправить режим, но да ладно, спать я совершенно не хочу, а на завтра запланировано одно лишь малюсенькое дельце. Конечно, раньше было куда больше вещей, от которых можно было избавиться после учебного года, ибо года те были куда насыщеннее в плане учебы, находились тетради для сожжения и те, что хотелось оставить надолго, были учебники с миллионом пометок, шуток и рисунков на полях и те, к которым я даже не прикасалась, сегодня всего этого нет. Но ничего, я отрыла свои старые запасы тетрадей, которые когда-то оставила ради хронологии, идей, запечатленных в них и рисунков, и честно, рисунки не очень, а вот мысли и идеи — запишу ка я их, пока снова не забыла.

Забавно, раньше у меня было так много историй, что я зачастую не успевала записывать даже о чем они, а потом, насмотревшись на всех вокруг, я захотела оставить одну-единственную, ту-самую, которую я буду продумывать долго и в конце реализую, но, кажется, это не мое, ибо та-самая история меняется ну слишком уж часто, а побочные идеи выбраковываются, если не захватывают меня слишком сильно. Но раньше я об этом не задумывалась, и просто пыталась реализовать все и сразу, ахахах. Например была у меня история про девочку, обычная такая история, которую читаем мы в ее дневнике, у девочки и ее друзей случаются мелкие и не очень проблемы, которые она пытается игнорировать, и все у нее эгоистично-хорошо, но в какой-то момент она понимает, что игнорировать их больше не может, сжигает дневник и перемещается на начало событий, чтобы вникнуть в проблему каждого, и попытаться ее решить ценой собственного душевного спокойствия. Я уже не помню подробностей, но почему-то каждый раз, когда мне в голову приходит идея перемещения во времени и изменения хода событий, она кажется мне такой новой и свежей. Мб, потому, что каждый раз по-разному, с разной подачей, с разной идеей, с разной атмосферой, и вообще по-разному.
Было еще что-то про последнюю девочку-супергероя, которая смогла спасти жизнь мира, но только теперь он выглядит абсолютно разрушенным и постапокалиптическим, там постоянно идет дождь (потому, что небо почти исчезло, и вечность протекает в этот мир через дыры в небе), и везде руины, но в руинах прячутся воспоминания и души некоторых погибших людей, и только сумев отпустить все эти воспоминания, она сможет возродить жизнь на земле. Образно? Я тогда об этом не задумывалась, мне было просто атмосферно.
А еще про знания, которые на отдельном острове в экспериментальной школе закачивали в мозг детям и про группку детей, которые каждый по своей причине не смог попасть на закачку в назначенный день. Помню, машины для записи знаний должны были весь год набирать энергию, и поэтому целый год дети просто жили на острове, постоянно проверяясь у врача, летом уезжали домой, а в сентябре приходили закачивать знания снова, и так 11 лет. И вот в один такой день загрузки знаний детям загружают вместо информации какой-то вирус, из-за которого они постепенно начинают подчиняться кому-то неизвестному и пытаются захватить мир, а нашей компании главных героев, состоящей из девочки-изгоя, мальчика-неудачника, мальчика-любителя потусить, девочки-инвалида и девочки-совсем ребенка лет 6ти, приходится им противостоять и пытаться найти источник зла.
А еще была история про психиатрическую больницу, в которой держали людей с неугодным мнением и из которой иногда удавалось сбежать людям с серьезными психическими травмами, но и со сверхспособностями. На протяжении всей истории главная героиня узнает все новых людей и учится жить вне белых стен, параллельно готовится восстание против правительства этого государства, при том, что восстанием этим руководит некто, кто, вроде как, вытащил всех этих людей из таких же больниц и тюрем и дал им возможность жить в более-менее нормальных условиях, но сам этот некто никогда не показывается. Говорят, это тот самый человек, которого главная героиня видела в тот день, когда ей помогли сбежать из больницы, и которого она после стала так часто видеть во снах. И кульминацией этой истории служит битва, на которой большинство погибает, а те немногие, кто выживает, остаются одни в этом огромном мире, больше не скованном какими-либо законами. Конечно, выжившая главная героиня, бесцельно бродя по опустевшим улицам города, случайно натыкается на новое место и узнает в нем то самое место из сна, в котором точно как во сне встречает того, кто устроил восстание, и только тогда она узнает, что он может управлять временем, и не только все ее сны были реальностью, но и последняя битва была проиграна ими десятки раз, и этот исход — лучший из всех возможных.
А еще про слепую девочку, наткнувшуюся как-то на волчью стаю, которая оказалась стаей вполне себе цивилизованных оборотней, звереющих только лишь от звуков музыки (из-за чего они и перебрались в лес). Конечно, девочка была укушена одним из них, и, о чудо!, в виде волка она могла видеть. И тогда она стала жить, нет, не двумя жизнями, во сне ее дух так же научился ходить по реальному миру, и во сне он видел, но сон не давал возможности на реальный мир воздействовать. У стаи были какие-то свои проблемы и ритуалы, которые необходимо было совершить, информацию для которых героиня могла добывать во сне, а простая человеческая жизнь настолько отошла на задний план, что в какой-то момент она поняла, что ее объявили в розыск и проще всего сейчас будет просто не появляться дома ближайшие полгода. Собственно, в итоге девочка полностью отказалась от неполноценной жизни инвалида настолько, насколько могла, конечно.
И где оборотни, там и вампиры, да, про них у меня тоже были истории, как минимум две. Одна поярче, начинающаяся ранним утром на крыше заброшенного дома в маленьком городишке, проходящая через путешествия по всему миру, и заканчивающаяся звездной ночью на крыше высотки в огромном мегаполисе. Нет, в этой истории никого не обратили, там было много сражений, путешествий и побегов, немного бродяжническая история несчастных людей. А вот вторая — напротив — история в коричневых тонах о готических замках со свечами и высокими потолками, с вампирами, для которых практически вечная жизнь является не бременем, а богатством. Все в этой истории отдает аристократичностью, пафосом и романтикой ночной жизни, вампиры в ней не ищут ответы на вопросы по всему миру, а сами являются источником бесконечных знаний. Но везде они наиположительнейшие герои. Хотя нет, есть у меня еще одна история, вампиры в которой являются незаменимой частью одной шестой всей вещицы, и там они вполне себе отрицательные персонажи (но я все равно их люблю).
А еще про девочек-волшебниц, которые по велению судьбы превращаются из себя - 12-13 летних школьниц в тех, какими они должны быть для идеального спасения мира. На самом деле, как бы избита не была идея с девочками-волшебницами, эта история продолжает мне нравиться по сей день, ибо наблюдать за тем, как главные герои впервые встречаются, как они дружатся, как они с готовностью отдают жизни друг за друга, и как потом, словно по велению инстинкта (а там все связано с животными, так что эта метафора не из пустого места взялась) превращаются в идеальных война, защитника и целителя, забывая при этом свою дружбу и заглушая все человеческое в себе - это нереально больно. Да и атмосфера розовых костюмчиков и красивых превращений так сильно контрастирует со всеми смертями, которые полностью ломают персонажей. Простите, у меня персонажи редко остаются счастливы, да.
И, конечно, любимая история про школу, нет, не про школьников, а про школьные принадлежности, которые живут какой-то своей никому неизвестной жизнью, все они изображены в виде людей, и по факту ничего в них от предметов не осталось, но почему-то все это очень мне нравится. Такие персонажи, такой мир, там и милая Ластик, которой приходится стать хранителем порядка школьного, и израненная в многочисленных боях умиротворенная и меланхоличная Парта, во всем помогающая Ластик, и Транспортир, выросший в коробке с потерянными вещами, готовый вечно шутить с каменным лицом, и вспыльчивый Ручка, готовый вызвать все и вся на многочисленные бои, не расстающийся нигде со своим живым оружием-змеей — Стержнем. Там небольшие яркие домики, узенькие улочки и шумные рынки и умудренный опытом, но способный сражаться лучше всех в этой школе Мел, постоянно приглядывающий за этой непутевой компанией из-за угла, и его ученица Лепесток. Там другая воинственная школа, с которой так не вовремя начинается война, и милый, добрый Потерянный Шарф, хранитель школьного порядка противостоящей школы, который дружелюбно предлагает Ластик бежать из всей этой безумной войны вместе с его телохранителем Пером. Там сражающиеся Ножницы, Занавески и Ленты, все особенные и необычные, там море событий, персонажей и мест, там столько всего! Разрывающий мое сердце финал первой части, заставляющая отчаяться вторая часть со своими пустыми межшкольными землями, Часами с проклятием времени и призрачной возможностью воскресить не скажу кого, пусть хоть что-то остается в тайне, и концовка, которая должна была случиться, именно такая, какая должна быть.
Были так и не начатые коротенькие зарисовки о том, как человек ушел в свои сны, и вернулся, о том, как в мире появилась книга, содержащая в себе все человеческие судьбы, о том, что реальности не существует и о том, как за дверью обычной кладовки может скрываться огромнейший мир из произведений древнего писателя, в котором вещи перестают быть собой. Еще была у меня история и про школьные уроки, и про детей резиновой массы, и про гусеницу, и даже о функциях (да, тех математических штуках из буковок, именно о них), чего уж там говорить, любое слово в моей голове отзывалось персонажем, а персонаж — историей. И это все, исключая те истории, которые я помню совсем немного и те, которые по паре слов или картинок я так я не смогла вспомнить. Чего у меня только не было! Для половины я хоть немного придумывала географию мира, для одной даже придумала недоработанный язык. Эх, когда-нибудь я все это обязательно воплощу в реальность. Или хоть какую-то часть, хоть немного точно воплощу.

На самом деле, я очень, очень часто начинала записывать или зарисовывать истории и забивала на это дело через пару страничек не потому, что мне становилось лень, а потому, что в моей голове сидели уже новые идеи, точно так же требующие воплощения, и в итоге у меня море начатых тетрадей, а законченных из них чуть больше 0, да, не очень большая цифра, зато сколько идей! Иногда я записывала и мысли, в основном это детские рассуждения о судьбе, о том, что ждет нас всех, о том, как я своими мыслями и решениями спасла чуть ли не весь мир, и что все обязательно будет хорошо, ведь по закону жанра быть иначе не может, людям просто будет не интересно о нас читать, если все будет плохо, думала я. Мне казалось, что я всесильна, окей, не скрою, мне так кажется до сих пор, но тогда я свято верила, что все масштабные события в мире не проходят без моего вмешательства, и что осталось подождать совсем чуть-чуть и мои магические способности (которые я бессознательно использую каждую ночь, когда луначу, да) раскроются в полную силу. Что ж, я не уверена, но можно сказать, так оно все и случилось. Почти.
А еще... Очень... Много... Троеточий... Для передачи эмоциональности момента, а потом по 10 восклицательных знаков, от которых мне до сих пор иногда сложно удержаться!!! А еще любимое "!!.." для передачи пафоса. И да, самое любимое — сцены, где персонажи стоят на крыше и смотрят на город, желательно ночью, можно вечером или утром, можно до масштабных событий, как бы предвкушая их, а можно после, подводя всему итог и открывая новый мир для всех. Настолько же частыми были разве что сюрреалистичные сцены с морем символов и изменяющимися, совершенно нестабильными мирами, где одно превращалось в другое, то другое снова видоизменялось, трансформировалось, сами персонажи переставали быть собой, правду нельзя было отличить от сна, все вертелось и кружилось, но в итоге всему находились логичные объяснения. Или не находились. Но в моей голове они были всегда. А еще когда я очень уж хотела начать писать новую историю, не дописав предыдущую, я оставляла пометку "а дальше я помню", и с чистой совестью шла строчить что-то еще. И, если честно, меня поразило обилие боев в моих историях, мне всегда казалось, что раньше я писала какую-то повседневность, но если это все повседневность, то, конечно, весело мы живем. И, как бы я не смеялась над своей старой писаниной, там были нереально красивые сцены, перечитывая все это, я снова знакомлюсь с ними, и, честно, они мне нравятся до сих пор, я бы и сейчас с радостью зарисовала добрую половину всех более-менее ярких моментов и персонажей, они пусть уже и не кажутся моими (я не помню ничего, что было связано с ними), они все еще остаются шикарными. А сюжеты все так же затягивают, особенно, если учесть, что я напрочь забыла их (если бы я еще заканчивала истории, было бы вообще прекрасно).

И да, я никогда не умела вести дневники, но всегда пыталась это делать, в них надо было описывать все, что произошло за день, а меня достаточно сильно волновали только последние 5 минут жизни. Но все же, некоторые мысли, найденные мной в том забытом подобии дневника, я выложу сюда, ибо для девочки лет 12-14 это вполне себе занимательные рассуждения.
"Мы существуем лишь секунду, в следующий же миг прошлые мы стираемся из мира и появляемся новые мы, измененные... Навсегда вернуться назад и стать нами прежними мы не можем, так же, как и не можем предугадать, кем точно мы будем в следующую секунду, и нам остается только прожить "сейчас" так, чтобы эти мы оставили что-то после себя. Воспоминания. Иногда их можно забыть, но многое может сохраниться на пленке. По этому я так хочу запечатлеть нас тех, кто есть сейчас".
"...нужно выбрать удачные обстоятельства, нужную обстановку и правильные слова. Даже малейшей буквой и небольшим изменением в интонации можно кардинально изменить реакцию человека на какую-либо информацию, к каждому человеку свой подход, свои слова".
"...люблю ставить новую песню на повтор, сразу в голове столько образов появляется, люблю закат, люблю, чтобы везде был смысл" — про смысл особенно занимательно, для восстановления контекста, я говорила тогда об искусстве и о бессмысленности натюрмортов.
"Что бы быть счастливым не нужны горы золота, или ещё чего-нибудь!!!! Иногда достаточно просто выглянуть в окно и увидеть, как падает снег, светит солнце... Да и без повода можно быть счастливым!!!! Ведь, дарить улыбку можно только с такой-же улыбкой!!!" — это так мило.
"Я стану сильнее, вопреки всему и всем!!!! Я перестану говорить "так будет лучше", я перестану убегать от ситуации и прятаться дома!!!! И даже, если сердце перестанет биться я буду драться и добиваться своей цели!!!!!" — я не помню, по какому поводу я это писала, но что-то мне аж страшно стало от такого напора стратегии.
"Я всё время что-то ищу. Что-то непонятное, неизвестное" — просто красивенько звучит, я бы развила эту мысль сейчас.
"Я ещё не сделала чего-то такого безумного и странного, громадного и невероятного!" — это я о завершении лета, и, вроде как, для 12 лет тем летом было достаточно приключений, но нет, нам всегда мало.
"С этого момента живу настоящим! Не туманным будующим, не печальным прошлым, а веселым, счастливым настоящим!"
"Любовь — удел девчёнок из аниме, фильмов, мультиков... Тебе этого не понять, ты не для того рождена!" — забавно, мне казалось, в то время я не считала свои эмоции недостаточно сильными, это же самое начало подросткового периода, эмоциональный фон наоборот должен скакать.
"Я существую для того, чтобы по максимому людей сделать счастливыми" или "Ты должна жить ради тех, кто в тебе нуждается" — это, конечно, масштабно.
И много-много мистики поверх всего этого, предчувствия, магические совпадения, размышления о судьбе и о великом предназначении всех и каждого. (Кстати, совпадения в этих текстах я нахожу до сих пор, только сейчас они связывают никак не меньше пяти лет.) Все последние кусочки были из одного дневника, и это так интересно — наблюдать, как человек меняется, растет, меняет свои взгляды на мир, при том, что события развиваются не более, чем на протяжении 1,5 лет. И особенно интересно сопоставлять мои воспоминания о том времени с моими записями о нем, оказывается, я совершенно все позабыла.
(Мммм, ностальгия по времени, когда картинки перекидывали через блютус, а фильм качался через P2P на протяжении пары дней.)

Есть в моих запасах и более новые записи, но события новых времен я более-менее помню, так что это не так интересно, хотя, и тут есть, о чем написать.
"Мы были, есть и будем всегда. Проходили века, а мы были, смеялись города, а мы смотрели. Все возвращалось на круги своя, а мы все стояли и молчали. Молчали о том, что видим и о том, что не увидим никогда, вспоминали все, что было и чего не было, и все молчали, молчали, молчали... Мы видели свет и взрывы, звезды и тьму, снег и палящее солнце. Но все стояли, стояли, стояли. И никогда это не кончится, день сменится ночью, за войной последует мир, а любая зима приведет к оттепели. Все изменится, но мы будем. Будем всегда стоять и молчать. Смотреть на звезды, каких там много. Они едут и мигают, неторопливо катятся по дороге этой жизни. Потухают. И рождаются в другом окне. А мы стоим, стоим, стоим" — это просто красиво, я совершенно не помню, под вдохновением от чего я это написала, но скорее всего мы с друзьями накануне опять забрались на какой-нибудь последний этаж ночью, нашли какие-нибудь заброшенные места или просто откуда-нибудь смотрели на город.
"Я ветер.
Я — часть леса.
Я пою и тушу костры.
Придумываю иногда грустные истории, рассказываю их лесным жителям и ухожу петь и тушить костры. Вместе с ветром. Я ухожу в кроны деревьев, я ухожу шуметь. Я ухожу в сторону солнца, но нахожу луну. Я вижу, как сияю звезды, и помню, как они упали. Все падали, и падали, и падали. И того волшебства хватит надолго. Я хотела тогда, чтобы момент не кончался. Чего бы не желала, но хотела именно этого. И момент не кончается. Звезды все еще падают, а мы летим.
Мы ветер.
Мы шумим в кронах деревьев и видим звезды. Мы беседуем с ними каждый вечер и отвечаем солнцу пением. Мы знаем, что на утро забудем все это, но все же...
...поем..." — да, у меня была отдельная тетрадка для таких вот красивеньких зарисовочек, уж не знаю, где я достала этот стиль письма, но он вполне себе необычен. Красивые фразы в этой тетрадочке мелькают порой.
"За небом на потолке тоже надо следить" — а вот тут я чувствую влияние Маленького принца.
"За окном был лес, и окно было везде" — не знаю, что-то понравилось мне оно, как-то тоже красиво звучит.

На самом деле, перебрав море тетрадей, я заметила одно: сколько бы лет мне не было во время написания дневника, 10, 13, 17 или 19, всегда находятся моменты, знаменующие начало каких-то изменений, и чуть ли не в одних и тех же фразах я пишу о том, как все меняется, как изменится начиная с этого дня или как все события обещают привести к одной точки изменения. И как правило, на это выделяется отдельная запись, где я расписываю, что начинается новый период моей жизни, обычно он начинается по ощущениям, а реальные события сшибают своей новизной несколькими днями позже, это тоже интересно.

Занимательно, что если верить записям, из всех лошадей я и в 15 лет предпочитала рысаков, я об этом совершенно забыла (я вообще об этой кобыле почти забыла, а ведь она была у меня одной из любимейших, если не любимейшей). Интересно как события этого года перекликаются с событиями четырехлетней давности, и там, и там мне дают в работу одного и того же коня - любимчика всей конюшни, в обоих случаях я дико радуюсь этому, и в итоге после недолгого знакомства с орловской кобылой (при том, что кобылы совершенно разные), предпочитаю в работе именно ее, а в итоге в обоих случаях кобылу продают. Ну, что ж, орловские лошади, судьба просто так сюжеты не повторяет.

Хмм, да, я собиралась перебрать тетрадочки перед сном, а в итоге закончила в 7 утра (даже позже). Что ж, почему бы нет, впервые за долгое время мне не надо заводить будильник, а значит, я в праве провести всю ночь на балконе, вороша прошлое. Так что спокойной ночи мне и доброго утра вам!

@музыка: 22.22 – getting late

@темы: древности, иная реальность, люди, мысли

23:00 

Еще немного о моих основных историях

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
В общем то, я просто хочу в очередной раз сказать, что это слишком важно, чтобы рассказывать об этом всем, кто не желает слушать, но при этом оно достаточно важно, чтобы желание отправлять это куда-то было крайне сильно, так что скидываю все это сюда. На самом деле этот момент был придуман давно, но он существовал как факт, и только вот недавно я абсолютно спонтанно прониклась им, так что постепенно эти ребята начинают появляться в тексте. Совершенно небольшая зарисовочка, на самом деле, но и она важна.
______________________________


Белые полупрозрачные занавески слегка колышутся от легких дуновений ветра, проникающего из приоткрытого окна. Легкая прохлада не мешает никому в этой застывшей во времени комнате. Тишина, готовая в любой момент превратиться в густую или звенящую, кажется сейчас совершенно пустой и бесцветной, как и растворившиеся в мыслях белоснежные стены. Пустота окутала комнату.
– Что будет… потом? – вливается в тишину уставший голос темноволосого парня со впалыми глазами. Он поднимает взгляд на своего ночного гостя. Казалось, после всех долгих жизней ему положено было устать от страха и смерти, но он боялся. Впервые Кай не знал, что будет дальше, впервые не жаждал услышать ответ на собственный вопрос.
– Потом, ¬– ночной гость, примостившийся у подножия больничной кровати, оборвал себя, – Потом не будет ничего.
Конечно, он не знает. В этот раз никто не может знать, что ждет их там, откуда не возвращаются. Лишь одно они могут сказать точно: эта жизнь будет последней, этот мир не повторится и не будет создан новый. Другого шанса не будет ни у кого. И никто из ныне живущих не возродится более.
– Ничего, – машинально повторил Кай. Его успокаивала эта мысль. Все кончится. Не будет сражений и обещанной расплаты. Останется лишь бесконечная пустая тишина, заливающая своим светом белые стены стерильной палаты.
– Да. Тот, кто все это время был нашим богом, покинул нас. Теперь нам остается лишь исчезнуть, – медленно произнес Абель. Кай прекрасно это знал, он видел, как мир посерел и смешал свои краски с исчезновением той, кто создал эту жизнь, но слова друга успокаивали его. Исчезнуть. Приятное слово «исчезнуть». Хотя он хотел бы провести еще жизнь – другую за игрой в шахматы со своим другом. Но, кажется, уже не выйдет
– Хорошо… – Кай в последний раз улыбнулся и позволил себе прикрыть глаза. Комната все больше тонула в легкой пустоте, отделяющей от него пронзительный взгляд красных глаз Абеля. Невесомая пустота качала его над этим мягким белым светом, словно он был легче облаков и неба. Вскоре неощутимыми волнами тишина унесла последний взгляд, остававшийся в этом мире. И не стало ничего.
Легкие занавески слегка колышутся от еле заметных дуновений ветра. На фоне белых стен комнаты темным пятном выделяется большое залитое дождем окно. Если приглядеться, за стеклом можно увидеть пустующий ночной город. Фонари тускло горят рыжеватым светом, светофоры остановились на состоянии раздумья, в редких окнах еще мерцает свет ночников и детских светильников. Но все тусклые городские огни без труда скрывает дождь, обильно проливаемый небом на бывшие пыльными когда-то асфальтные дороги и бетонные дома.
Снег, сопровождавший всегда их встречу, растаял. И пролился дождем, оплакивая последнее прощание.


@музыка: Игорь Корнелюк – Казнь

@темы: иная реальность

00:00 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
В общем, я же кидаю сюда свое творчество, да, так вот, рисунки - тоже творчество, так что смотрите. Вообще-то я хотела сказать, как круто рисовать то, что тебе действительно хочется, и как сложно избавиться от каких-то стереотипов, появившихся на всяких художественных занятиях, в общении с людьми, связанными с рисованием, в процессе исполнения неизбежных при таком хобби заказов и т.д. Серьезно, это нереально здорово, просто выкинуть из головы все: как надо рисовать каким-нибудь материалом, как надо строить, оси симметрии, светотени, перспективу, наброски карандашом, какую-то еще дичь, и просто рисовать. И в итоге быть довольным результатом быстрого набросочка больше, чем рисунком, на который ты потратил море сил и несколько дней времени (и не важно, что люди вокруг не всегда разделяют твое к этим набросочкам отношение, ибо эти рисуночки - одни из немногих, которые ты рисуешь исключительно для себя). И именно по этой причине я кидаю ее сюда, она наиболее моя, и она передает то минутное впечатление, которое надо запечатлеть крайне быстро, чтобы оно пока было живо. Вот, долго расписывать не буду, ибо завтра работа с утра, и просто скину картиночку.


@темы: иная реальность, мысли, что-то происходит

02:26 

О том, как кое-кто наращивает секундные картинки из жизни до коротеньких историй

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Густой туман проплывал по безлюдным улицам ночного города. Фонари еще горели, но с минуты на минуту они должны были погаснуть. Совсем скоро весь мир погрузится в непроглядную тьму. У маленькой фигурки, спешившей куда-то в столь поздний час, совершенно не оставалось времени, чтобы успеть до наступления кромешной темноты. Она завернула за угол, чтобы срезать путь и успеть к назначенному миром часу. Забежав в безлюдный двор, она зачем-то огляделась и достала из-за угла прислоненную к стене стремянку, оставленную рабочими. Еле дотащив ее до высоко обрубленной пожарной лестницы у многоэтажного дома, девочка взобралась сначала на пошатывающуюся стремянку, а потом, немного подпрыгнув, повисла на первой перекладине проржавевшей от времени пожарной лестницы. Подтянувшись, она достала до второй ступени. Когда-то давно она залезала на такую же лестницу в лесу, в те времена, когда она могла чувствовать лишь лес. Тогда она любила собирать друзей и уводить их к родным деревьям, всегда радушно принимавшим ее и готовым время от времени пошутить, подкинув новое, необычное и всегда очень занимательное место. Надо сказать, лес не любил чужаков, но терпел их ради своей подруги. А она никогда не знала, как выйти из чащи, но лес сам выводил ее, она чувствовала малейшие изменения его природы, как чувствовала колебания настроений друзей, и это придавало ей уверенности.
На фоне огромной высотки маленькая фигурка казалась совсем незаметной. Словно микроскопический жучок, взбирающийся на несоразмерно большое дерево, девочка постепенно преодолевала свои в разы увеличенные сантиметры, молясь всем богам, чтобы на улицах не выключили фонари. Когда-то она выходила в город на большие мероприятия, но холодный бетон всегда казался чужд ей. Пока толпы людей восхищались сияющими огнями, она искала отголоски родного леса в парках и дворах, в садах и проходящих мимо собаках. Она сама не поняла, когда это произошло, ведь произошло это в то время, когда город представлялся ей совершенно иным, но в какой-то момент город будто решил заново познакомиться с ней. В этот раз он представился ей совершенно иным существом, ярким и шумным, интересным и полным новых событий и мест, которыми лес так редко баловал девочку, сияющим, готовым открывать новые и новые миры ей и всем, кто попадал на его улицы. Город сиял и зажигал своим огнем каждого, освещал своим светом всех без исключения, и это завораживало.
Маленькой фигурке оставалось преодолеть всего несколько ступеней, когда на улицах погас свет. Фигурка оступилась. На секунду мир утонул в вязкой густой тьме. Но лишь на секунду. У самой линии горизонта медленно, словно на старой пленке, проявилась желтоватая полоса света. Набравшись смелости, фигурка поймала потерянные ступени лестницы и полезла дальше. Оставив лестницу позади и оказавшись на вершине самого высокого дома в округе, она глубоко вдохнула утреннюю свежесть, пропитанную еще не появившимися на свет лучами восходящего солнца. Сегодня она встречала своего самого старого друга, проводившего с ней каждый день в лесу и показавшего, каким бескрайним может быть город. Сегодня она хотела его отблагодарить своим самым первым приветствием.
Подойдя к краю крыши, девушка взглянула вниз. Город просыпался. Птицы начинали переговариваться друг с другом, в редких окнах загорался свет, сонные коты выглядывали из окон и подвалов, а бездомные собаки резво рыскали в поисках пищи. Вот первый человек вышел на раннюю работу, проехала первая машина, освещаемая золотыми лучами восходящего солнца, первые магазины хлопнули входными дверьми и сменили табличку на "открыто". И уже сонными толпами люди спешат по своим делам, каждый в свою сторону, но сторона эта по пути со всеми, автобусы неохотно останавливаются перед крохотными остановками с ожидающими под прозрачными навесами людьми, а потом с азартом обгоняют многочисленные машины, останавливаясь в очередной раз, чтобы забрать с собой еще немного людей и давая машинам минуту форы. С шумом открываются белые киоски, а люди встречают своих знакомых и друзей, птицы, не слыша друг друга, поют приветственную песню новому дню, каждый свою, особенную, специальную для этого самого долгожданного нового дня. Где-то перелаеваются собаки, где-то кричит петух, где-то громко включают музыку, кто-то гуда-то спешит, а кто-то точно знает, что успеет. Мир живет. И вместе с ним живет крохотная фигурка на вершине огромного многоэтажного здания.


@музыка: Abel Korzeniowski – daydreams, Abel Korzeniowski – Going Somewhere

@темы: иная реальность

00:26 

Не сюжетный обрывочек сна

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~


Незаметно наступившая ночь укрыла глубокой тишиной весь город. Вчера родители моей подруги приехали навестить ее на праздники, привезя с собой детей и море. Днем мы все плескались в сияющих волнах, вечером разрезали брызжущий соком спелый арбуз, а позже они легли спать, оставив мне законное место на полу у кровати, с которого я смотрела на мерцающие вдали звезды, переговаривающиеся и шепчущие мне сокровенные тайны этого мира, которые я должна буду забыть с первыми лучами солнца. Улыбаясь звездам в ответ, я встаю с привычного места и отправляюсь к окну, за которым виднеются отражения звезд и низко весящей луны в бескрайней поверхности моря. Взобравшись не подоконник, оглядываю спящих счастливым взглядом и прыгаю в море, в которое еще днем мы обронили свои воспоминания. Вода не кажется холодной или теплой, она не щиплет открытые глаза, а воспоминания маленькими карточками разлетаются от меня по дну, словно пугливые рыбешки. Перебирая живые фотографии, свои и чужие, я ненароком вдыхаю воду и с удивлением понимаю, что этой ночью я могу дышать. Карточки валятся из рук, со всех сторон подплывают другие, совсем новые и еще черно-белые картинки, а люди на них улыбаются и о чем-то мне говорят. Они рассказывают о прошлом и просят рассказать о будущем, моем настоящем, но они меня не слышат, вода приглушает голоса и я могу лишь ощущать те чувства, что они пронесли сквозь время. Теперь мне больше не надо их ловить, карточки сами окружают меня, готовясь расплакаться и рассмеяться, рассказать о своих горестях и победах. Я заплываю так глубоко, что не вижу проблесков луны над собой, но это не пугает меня, сегодня ночью, я точно знаю, воспоминания укажут мне путь к рассвету.


_____________________________

В общем-то мне просто приснился сон, где была нереально красивая сцена, а потом я случайно наткнулась на эту музыку, и просто не смогла проигнорировать такую атмосферность. Я даже научилась вставлять сюда аудио по такому случаю. И нет, я не пыталась переиначить сцену из сна так, чтобы она приобрела новый смысл, она именно такой и была, может, мне снятся образные сны, а может, я их такими воспринимаю. :D

@музыка: Sleeping At Last – Uranus

@темы: сон, иная реальность

01:35 

Ночная сказочка

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Возвращаясь домой, пару раз заметила мелькающую светлую тень, и как-то образовалась очередная сказочка. (Саша, иди спать, хватит писать тут всякое, все равно на сонную голову ты ничего путного не напишешь, ты же знаешь, что если сейчас писать, как хочется, выйдет сюрреалистичное нечто)
______________________

Обычный человек выходит с работы. Как всегда, он идет своим обычным путем на автобус, который должен как обычно довезти его почти до дома. Обычный человек встает на привычное место у окна, не надеясь занять сидящее место, ведь много кто едет в одну с ним сторону в это время. Обычный человек платит за проезд и позволяет себе отпустить мысли летать подальше от насущных бытовых дел, ведь ехать ему еще далеко. Из раздумий обычного человека выводит настолько сильный толчок, что человек чуть не падает на колени, чудом умудряясь удержаться на ногах. Оглядевшись вокруг, человек видит замерших на месте людей, они все замерли в самых нелепых позах, будто момент падения каждого поставили на паузу, а после всех людей привязали невидимыми ниточками к поручням и перекладинам автобуса. Пройдясь по замершему во времени автобусу и заметив эти самые нити, уходящие куда-то за пределы железных стен, человек заглядывает в лицо схватившейся за поручень девушки, чьи взметнувшиеся волосы медленно плывут в воздухе. Заметив вместо лица у нее зеркало, он в удивлении начинает подходить к каждой нелепой фигурке, и видеть лишь свое отражение в лицах людей. Отметив свои наблюдения, обычный человек разбивает стекло автобуса и вылезает оттуда, чуть разодрав кожу на руке о торчащий из рамы осколок стекла. Из раны медленно начинает выплывать красный кровяной туман. Туман оседает на множестве ниточек, словно провода натянутых над головой человека, коими оказывается пронизан весь город. Заметив это, человек взбирается по чрезмерно прочным для своей толщины нитям. Чувствуя ту легкость, с которой он взбирается, человек понимает, что не только его кровь стала туманом, весь он теперь состоит из мелких капелек воды. Осознав это, он отталкивается от последней нити и взмывает высоко в небо. Пролетая над миром, туман замечает, что все города и страны - все отражается в нем, словно в зеркальной поверхности лиц и душ всех тех людей, что остались на земле. Туман видит, как будто в замедленной съемке погибают миллионы людей внизу, а болеющее время судорогами запускает привычный всем ход. Надеясь спасти хоть кого-то, туман проливается вместе со временем на землю, и умершие люди начинают оживать. Осознав, что сам он только что умер, туман с нетерпением начинает ожидать своего воскрешения. В ожидании, он застает рождение мира и появление жизни в нем, туман видит всю историю вселенной, переливающуюся веками и событиями, становится един с мелодией всего существовавшего когда-либо на свете. Туман больше не мечтает о воскрешении. Туман живет, как не жил никогда.

Неожиданно для всех, показатели на приборах меняются. В стерильной комнате, накрытый белоснежным одеялом, лежит перебинтованный мужчина. Уверенным быстрым шагом в палату встревоженно заходит врач, он внимательно вглядывается в сложные аппараты, подключенные к пациенту и облегченно вздыхает. Мужчина слабо приоткрывает глаза. Больше всего ему сейчас хочется хоть кому-то рассказать о своей смерти, но сфокусировав взгляд на добрых глазах врача, сложный пациент видит знакомое отражение постоянных смертей и рождений. Посоветовав поспать, врач выходит из кабинета, оставляя пациента один на один с густым туманом, осевшим снаружи на окно.


@музыка: CLANN – Welcome The Storm

@темы: иная реальность

11:53 

Весьма цельный обрывок, однако

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Копировала я кое-какие файлы на жесткий диск, чтобы не потерять, в процессе копирования порылась в том, что на жестком диске уже сохранено и нашла не такой уж и давний обрывочек из одной моей истории. История, прямо сказать, одна из масштабнейших, а персонажи, которым посвящен отрывок - одни из второстепеннейших, но при этом интереснейших. Не думаю, что если бы я эту историю записывала, я включила бы туда этот кусочек, но, все же, он многое рассказывает и об истории персонажей, и о том, что творится в их головах. И я совсем не уверена, что хоть что-то будет понятно без предварительного знакомства с персонажами, но все же, хочу оставить этот кусочек здесь. На самом деле, я нашла его незаконченным, притом я помню, что писался он очень долго, прямо над каждым предложением я сидела и думала, ибо тяжело было не уйти в то, во что я таки ушла в конце, когда дописывала сегодня. Что-то очень непривычное есть в том стиле, с которого я начинала, и в котором пыталась писать в тот период. Возможно, это просто более серьезный стиль, до которого я не доросла, не знаю, но я читала тогда статьи и пыталась писать, используя советы оттуда, не знаю, насколько у меня вышло вначале, но в конце я снова вернулась к тому, что мне привычнее. К слову, начало и читается труднее.
(А еще я не знаю, какую картиночку и музычку прикрепить, ибо ничто не может передать это состояние, да.)
___________________________

Рыжие беззубые львы с вытянутыми вширь ртами снова играют в красный полосатый мяч. Глаз смеющегося солнца цвета увядшего апельсина давно осыпался и оголяет зеленую радостную стену. Зеленая стена везде, где нет рыжего, увядшего и смеющегося. От приевшегося цвета Кая начинает тошнить. Он не любит эту комнату. Мертвую и пропитанную наигранным спокойствием комнату, в которую его водят раз в месяц, и после посещения которой он начинает ловить детские презрительные смешки. Он не любит высохшую женщину с красной застывшей улыбкой, не любит приглушенный свет и мягкий чрезмерно огромный диван, на который его так часто усаживают. Не любит застывшее в комнате время, заставляющее львов вечно играть, а женщину, чье имя он никогда не запомнит, вечно улыбаться. Не любит этот день и ожидание, обещающее продлиться невозможно долго. Не любит громкие, отвернувшиеся от него часы, на циферблат которых он никогда не сможет взглянуть. Не любит воспитателя, подчинившегося влиянию этого места и застывшего в дверях комнаты. Он не любит все это. Воспитатель медленно срывается с места и подбегает к мальчику, сухие руки вцепляются в костлявые плечи, влажный взгляд старика испуганно мечется по усталому мальчишечьему лицу. А Кай ждет, когда его, наконец, выведут из этого приторного места. Часы все так же отбивают свой бесконечный ритм, львы играют, пятна цвета улыбки молчаливой женщины украшают коричневую краску пола.

С каждой каплей ярко-алое пятнышко на полу становится все больше. Огромные грузные капли ударяются о блестящую лужицу и разлетаются мелким красным бисером вокруг. Темная щель между холодными кремовыми плитками на полу заполняется красным. Кай заставляет себя оторвать взгляд от завораживающего зрелища. Вязкая жидкость медленно стекает по черной пластиковой ручке ножа. Неприятно слепляет пальцы и согревает чувствительную кожу. Девушка напротив смотрит на него широко распахнутыми глазами, будто и не верит вовсе в происходящее. Боясь сглотнуть, она беззвучно шепчет что-то дрожащими губами.

…что ты хочешь…

Холод проникал сквозь толстый слой одеял и одежды, пронзал кожу и сковывал кости. В комнате было темно и почему-то очень красно. Времени и звуков не осталось, а холодная мокрая от пота рубашка прилипала к телу и заставляла Кая мелко дрожать. Тяжелая голова падала в сон, но почему-то сон убегал, убегал и убегал от него. Спутанный, быстрый и тяжелый, такой сон, который Кай не смог бы вынести его даже, если бы очень постарался. Глаза давило, одеяла становились все неподъемнее, комната сужалась, лишая воздуха, заставляя задыхаться. Усталость становилась невыносимой, когда белая прохладная ладонь легко коснулась разгоряченной кожи. «У тебя жар», донеслось откуда-то сверху. Спасительная легкая прохлада витала в воздухе. Манящая, недосягаемо-близкая. Кай тянулся за ней, пробираясь сквозь вязкий темный воздух, выныривая из этой давящей трясины. Что-то светлое и прохладное обхватило его за плечи. Теперь он наконец-то будет спасен.

…я знаю, чего ты хочешь…

Стараясь унять дрожь, девушка шепчет какие-то извинения. Кровавая дорожка тянется по ее шее к ключице, по груди, приводя взгляд к расплывчатому кровавому пятнышку на легенькой маечке. Кай давит на нож сильнее. Кровь выливается на пол. Маленькая лужица стремительно становится больше. Пытаясь зажать рану, девушка отшатывается, алые лужи быстро разрастаются, скоро кровь закрасит холодный плиточный пол красным. Светлые стены начинают давить, кружиться, кричать о чем-то, кричать ему, Каю, голоса этих стен сливаются в единый звенящий шум и заполняют пространство. Он хватается за голову, пытаясь расслышать растертые в порошок слова, ноги подкашиваются и роняют его в пустую, свободную бездну.

…я знаю, кто ты на самом деле...

Крупные хлопья снега легко опадают на землю вместе с секундами сегодняшнего дня. Кай не помнит, когда стемнело, не помнит, сколько снежинок осталось до конца, единственное имя пульсирует в его памяти, заставляя снег вокруг расступаться перед каждым новым ударом. Тьма постепенно застилает белоснежную пустоту вокруг мутными пятнами, не давая Каю приглядеться к приближающемуся издали силуэту. Но сегодня он снова пробуждается, глаза ему больше не нужны.

…давно не виделись…

Тот, кого мир назад люди звали воплощением вселенской тьмы, облаченный в белоснежный костюм, стоит пред ним, раскинув руки в стороны. В бесцветной пустоте безвременья они остались лишь вдвоем. Воспоминания прошлых жизней пролетают мимо, крупными хлопьями падая в бесконечность. Медленно переводя взгляд на забитую фигурку на полу, Абель присаживается перед ним.

…белые ходят первыми…

Выверяя каждый свой шаг, шахматные фигуры робко вальсируют по бескрайне огромной доске. Не зная, что ждет их за поворотом, короли и королевы бездумно подчиняются своим хладнокровным богам, надеясь, что статус и положение не дадут сделать из них жертвенных пешек. Ладьи бездумно рвутся вперед, а слоны надеются на скорое окончание войны. И никто из них не знает, что за партией последует другая.

…все это время тебе приходилось начинать игру, прости…

В полупустой комнате висит молчание, не прерываемое даже редким стуком шахматных фигур о доску. Старые истории вьются вокруг своих хозяев, стремясь достигнуть соперника по ту сторону стола. Никто из них не торопится говорить, каждый знает, у них в запасе целая вечность. Миниатюрный взмыленный конь, несущий раненого всадника по клетчатым полям, перепрыгивает упавшего наземь солдата. Взгляд красных глаз устремляется в сторону соперника, и все невысказанные слова мчатся вслед за ним. Судорожно перебивая друг друга, старые чувства и случаи из жизни хотят скорее достигнуть собеседника, который в ответ уже давно молчаливо вещает свою историю, хранившуюся в тайне столько лет. Солдаты поднимаются с колен, а всадники успевают успокоить своих коней. Короли объявляют перемирие.

…я единственный знаю, что с тобой было…

…я единственный помню, чем мы закончим…

@музыка: Я хочу прикрепить сюда что-то среднее между лакримозой из реквиема Моцарта и музычкой из фильмов ужасов .-.

@темы: иная реальность

18:26 

Небольшой набросочек вчерашнего сна

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Как обычно, я неспешно вернулась домой. Как обычно, повесила пальто на вешалку у входа и отправилась в единственную комнату, которую я хоть немного могла считать своим домом. Комнату ту, находившуюся на семнадцатом этаже многоквартирного дома, занимали мы с дядей и маленькой племянницей. Открыв любимую книгу племянницы, я продолжила прерванную вчера историю. Золотым светом озаряли буквы книги тусклую комнатку с закрытыми ставнями, тем же светом озарял герой детской сказки весь свой мир, и именно этот свет отражался в глазах завороженной красотой книжных красок девочки.
Не дав закончить предложение, племянница оборвала меня, дернув за рукав. И правда, зачитавшись, я не заметила, как прошел час, и надзор снова отправился патрулировать комнаты. Племянница отвела свой взгляд, я последовала ее примеру и заметила рядом с дядей девушку, остававшуюся незаметной все это время. Было в ее внешности что-то необычное помимо привычки вплетать в свои волосы деревянные бусины, перья, колокольчики и акульи зубы. Я догадывалась, что она родом из древнего, гонимого правительством племени, и знала, что она никогда никому об этом не расскажет. Переведя взгляд вниз, я стала наблюдать за жучком, ползшим по ковру в полуметре от меня. Но рассмотрев его получше, я поняла, что это вовсе не жучок, а микроскопическая рыбка, лавирующая в длинном ворсе ковра, словно в водорослях на дне океана.

"Как ты здесь оказалась?" — прозвучал в моей голове знакомый голос.

— Вы почему не на уроке? Вы из какого класса? — возмущенно спрашивала нас новенькая учительница, проходя по коридору мимо многочисленных классов.
— Мы, — усмехнувшись, моя подруга продолжила, — мы из домашнего.
Мы из тех времен, когда школа была для всех первым и единственным домом.
— Что за выходки? Быстро на урок!
Учительница злилась, мы смеялись, ожидая тех, кого собрались навестить самым старым составом, трещина на потолке разрасталась все больше, известка сыпалась, а мы продолжали смеяться.


Стекло огромного аквариума с треском разбилось на кусочки, давление воды оказалось слишком сильным для хрупкой емкости ушедшей памяти.

— Наша школа построена над подземным озером с чистыми водами, и потому считается прекрасным местом для проживания детей во время их обучения.
— А что, если воды размоют почву и здание обрушится?
— Не бойтесь. Такого не произойдет, пока дети живут в нашей школе. Я Вам обещаю.


Картинка собралась воедино, забыв о стражниках и патруле, я подошла к ближайшему и единственному окну в нашей комнате, распахнула его и окинув взглядом подводный город в последний раз, вышла навстречу поверхности. Услышав в след прощальные испуганные возгласы, я пролетела, казалось, целую вечность вниз, пока вспомнила, как нужно плыть. Никогда я еще не была так уверена в своей правоте, что была готова не думая, рискнуть собственной жизнью, и никогда я еще не оказывалась настолько права. Патрульные стояли внизу, не в силах хоть что-то сделать, а я плыла вверх, рассекая то, что прежде считала воздухом. Люди выходили на улицы, выглядывали из окон, миллионы людей в огромном городе начинали понимать, что их свобода высоко над городом. Город озарялся золотым светом, исходившим откуда-то сверху, и только с этой высоты я смогла разглядеть это теплое и яркое сияние.
Город оставался далеко в глубине, предо мной начинали открываться все новые и новые виды, одни подводные пейзажи сменялись другими, водный мир открывался мне во всей своей красе, простираясь предо мной. Мир подземных вод, оказавшийся совершенно бескрайним, приглашал меня остаться с ним, но прошлое медленно восстанавливалось в сознании. Я знала, единственное место, где меня ждут - суша, столь же бескрайняя, столь же яркая и красивая.

Вынырнув, я огляделась вокруг. Бескрайний океан и бесконечное небо встречали меня сегодня утром. Все миры открывались предо мной, и я чувствовала свободу. Впервые открытый океан совершенно не пугал меня, а внушал веру в то, что все в этом мире мне под силу. И я поплыла туда, где восходит солнце.


@музыка: Panic! At The Disco – This is Gospel

@темы: сон, иная реальность

01:04 

Эпичнейшая сотня

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Вдохновилась я тут на создание списка из 100 фактов о себе и решила таки, попивая чаек, его составить. Та-дам, это будет интересно! (Постараюсь игнорировать факты наподобие "у меня красные носки" или "я сижу на полу, не смотря на то, что с одной стороны от меня стул, с другой - кровать (кстати, надо бы пересесть)" :D)

1. Я люблю чай, очень люблю, особенно черный, особенно с добавлением всяких травок-фруктиков. При этом, зеленый чай не особо жалую, ибо чай я пью очень сладкий, а зеленый с сахаром - это странно. :D
2. Я вообще люблю все сладкое, более того, как кто-то не может проснуться без кофе с утра, я не могу без сладостей, а когда нет возможности есть конфеты, вполне могу зажевать сахар.
3. Из-за этого я не отличаюсь особо хорошим вкусом в сладостях, я просто поглощаю все, что хоть немного слаще обычного, из-за чего друзья зачастую отказываются от моих угощений.
4. Зато мне всегда достается больше еды, ибо то, что они считают не вкусным/испорченным/непригодным к пище на самом деле вполне себе съедобно. :D
5. Правда, с чувством голода у меня проблемы, я могу не есть ничего весь день и не заметить того, что голодна.
6. Как, собственно, и с чувством боли, из-за этого постоянно замечаю непонятные синяки на коленях и кровавые мозоли на руках и ногах.
7. Кстати о крови, у меня постоянно идет кровь из носа по утрам после эмоционально или физически насыщенных дней.
8. А в детстве кровь из носа шла каждый день без праздников и выходных. :D
9. Я нахожу это красивым, как и вид ран и многих других болезненных состояний.
10. Я очень многое нахожу красивым, и постоянно пытаюсь сфотографировать то, что меня впечатляет.
11. Особенно я люблю снимать на видео животных, они поистине прекрасны.
12. Очень долгое время я считала животных главными своими друзьями.
13. Да, я задумывалась над тем, чтобы стать вегетарианцем, но осознание необходимости употребления мяса не дало мне даже попробовать перейти на травоядность.
14. При этом, мне нравится украшать все настоящими когтями, зубами, ракушками, раковинами (улиток), камнями и т.д.
15. Я верю что феи есть в энергетику камней.
16. И вообще в то, что силы во многом можно черпать из общения с природой, что природа и лес - в чем-то единое живое существо, силы которого могут повлиять как на такие незримые вещи, как вероятность удачи, так и на здоровье или вообще на жизнь в целом.
17. А еще я верю в амулеты, сделанные своими руками и в счастливые вещи, приносящие удачу.
18. И в предчувствие, и в вещие сны, ибо сложно не верить в то, что происходило с тобой достаточно часто.
19. И в судьбу верю, но в пределах разумного, мне кажется, судьбой предначертаны только основные точки (это не обязательно всегда масштабные события), между которыми мы можем делать то, что захотим.
20. А еще в бессмертность души, ибо невозможно представить, что нечто настолько значимое может просто исчезнуть.
21. На самом деле сложно найти то, во что я не могла бы поверить.
22. Возможно это связано с постоянным желанием быть главным героем магической истории с масштабными событиями.
23. Например одной из тех, которые крутятся у меня в голове (постоянно в фоновом режиме они там живут, и время от времени я к ним наведываюсь узнать, как дела).
24. Хотя, я бы не хотела занять место многих своих персонажей, ибо их судьбы зачастую складываются крайне печально, я люблю создавать трагедии.
25. И вообще, люблю создавать, в детстве я не могла рисовать отвлеченные вещи, не продумывая истории всем персонажам с рисунка.
26. Сейчас с этим полегче, но немого событий до и немного после изображаемого момента в моей голове присутствуют.
27. А рисую я часто, рисование вообще можно назвать одним из основных и самых древних моих увлечений. Вот тут рисуночки :3
28. Однако зарабатываю я, продавая слепленные мной изделия из полимерной глины например такие :3
29. И работая с лошадками на конюшне.
30. Мне нравится все, чем я занимаюсь, и это прекрасно.
31. Правда мне бы в мои 19 лет учиться, а не работать, но год назад что-то пошло не так, а вернее именно так, как должно было, и сейчас в моей жизни все происходит правильно.
32. Но я собираюсь поступать в этом году, я готовлюсь и знаю, что теперь все точно получится.
33. Я люблю цифру 3, и считаю ее особенно счастливой для себя.
34. А 21 число каждого месяца зачастую служит отправной точкой или датой для важных событий.
35. У меня не очень хорошо приживаются календари, но зато весь дом завален часами.
36. Часы в моем доме редко ходят правильно и быстро ломаются.
37. С самого раннего детства люблю думать о времени, пытаться ощутить его и почувствовать, как оно ускоряется и замедляется, как пересекает себя же, как отправляет отсылки в прошлое и будущее, как повторяет одни и те же мотивы спустя несколько лет и т.д., и т.п.
38. Люди говорят, я скорее гуманитарий.
39. Однако если я не забрасываю, точные науки кажутся мне вполне себе понятными.
40. А еще я люблю иногда проводить статистики или просто вычислять процентное соотношение, либо вероятность. Конечно, не в том случае, когда это совершенно бесполезно.
41. Я играю в абсолютно бесполезную, скучную, нудную онлайн-игру Ловади просто потому, что когда-то пообещала себе, что не заброшу ее в этот раз.
42. А вообще в игры я играю редко, как правило, в компании людей, одной мне скучновато.
43. А еще редко смотрю фильмы/сериалы/мультики и читаю книги, мне постоянно хочется что-то делать, а эти занятия кажутся мне слишком инертными.
44. Зато я люблю аудиокниги, они позволяют совмещать прослушивание с чем-либо еще (другое дело, что мне сложно делать что-то и слушать, но это хотя бы создает иллюзию того, что я занята не одним только делом).
45. Почему-то, когда на фоне играет музыка, я лучше сосредотачиваюсь на делах, при этом музыку я почти не отражаю.
46. В моей комнате почти всегда царит хаос, я достаточно плохо обустраиваю пространство.
47. Однако я люблю перестановки, как люблю все новое в моей жизни.
48. Искренне считаю, что все, что происходит - к лучшему.
49. У меня есть собака и кот.
50. А еще у меня жили палочники, улитки, рыбка, попугай, черепаха, ящерица, многочисленные раненые голуби, стрижи, вороны и другие птицы.
51. Я знаю многих бездомных собак и кошек, живущих в округе, и даже некоторых голубей.
52. Во время прогулок с собакой я люблю представлять, что иду по совершенно другим местам, это может быть лес, горы, дно океана, другая планета, вселенная с обратной гравитацией, Италия или просто другой город.
53. Я мечтаю побывать в Италии, именно к этой стране ведет множество совпадений в моей жизни.
54. Я дважды была на море: на Азовском с родителями в детстве и в Крыму в том году с друзьями.
55. Лишь однажды я лежала в больнице.
56. И один раз была не в городском лагере.
57. Я люблю заброшенные места за романтику безвременья.
58. Люблю проходить огромные маршруты пешком.
59. Люблю акварель в качестве материала для рисования.
60. Обожаю общение с людьми, особенно сопутствующее совместным походам, поездкам или каким-либо другим мероприятиям.
61. Особенно меня завораживают звезды, свечи и костры.
62. Обладаю способностью внушать людям доверие.
63. У меня очень плохое зрение, -6,5 было, когда я проверялась в последний раз, это врожденное, так что со временем оно только падает.
64. С детства люблю красный цвет.
65. Не люблю алкоголь, вообще никак. Конечно, я не так уж и много пробовала, но какие-то дорогие вина меня не впечатляли, ровно как и достаточно дешевые вещи с низким градусом. Газировку тоже не люблю.
66. А еще я живу в Екатеринбурге, да, я говорю это только сейчас, надо же когда-то сказать. :D
67. Мой знак зодиака - рыбы.
68. И я скорее не верю в астрологию, чем верю в нее (хотя стереотипы о знаках веселые, и образы из них выходят яркие).
69. Мне важно, чтобы люди ценили мою деятельность, возможно, я даже могу сказать, что зависима от общественного мнения.
70. Всю жизнь я прожила в одной квартире, никогда не переезжая.
71. Я училась играть на фортепиано и гитаре.
72. И даже ходила в музыкальную школу.
73. А еще ходила в театральную студию, учась в театральной школе (в ставшим женским в старшей школе литературном классе).
74. И в художественную школу я успела походить.
75. И на конный спорт тоже.
76. Мне всегда нравилось все, чем я занималась, и как только пропадало желание или возможность заниматься этим, а бросала (но возвращалась, когда желание и возможности появлялись снова).
77. Не смотря на то, что я никогда не ходила на танцы, не единожды меня учили танцевать, но у меня никогда ничего не получалось.
78. Я люблю иногда выполнять организаторскую работу и делать все основное, оставаясь в тени. Особенно если мне важен результат, гораздо спокойнее, когда ты знаешь, кто что делает и можешь всех состыковать так, чтобы все заработало как надо.
79. Но при этом я люблю быть в центре внимания (я писала уже про театр, да? А про общественное мнение тоже?), и находясь на сцене, я начинаю мыслить более ясно.
80. Вообще, я начинаю мыслить яснее в экстренных ситуациях, которые порой ищу для того, чтобы испытать побольше интересных эмоций.
81. В какой-то момент я увлекалась монтированием видео, даже разбиралась в достаточно сложных программах, работала со слоями, с масками, но особенный упор делала на том, чтобы видео идеально попадало под ритм музыки, при том не только сменой кадров, но и динамикой действий.
82. Я до сих пор мечтаю снять фильм.
83. А еще мне интересна психология, и все, что с ней связано, в частности соционика, зоопсихология и тексты по психиатрии на вики.
84. Я просто обожаю высоту и ветер, вне зависимости от того, это последний этаж многоэтажки или огромные горы.
85. Чувство свободы одно из главных и любимых чувств в моей жизни, и любые ограничения меня пугают, сковывают и заметно напрягают.
86. Отчасти из-за этого я не гонюсь за романтическими отношениями, их крайне сложно построить так, чтобы с человеком у тебя было больше свободы, чем без него.
87. Моя самооценка-максималист скачет между отметками "ничтожество" и "идеал", однако, думаю, если бы я не ориентировалась постоянно на окружающих меня людей, по десятибалльной шкале она была бы где-то на 6-7.
88. Я постоянно бессознательно перенимаю какие-то привычки, повадки, слова и фразы у людей, которые мне нравятся. Сейчас я стараюсь это контролировать, но в детстве я почти полностью копировала любимых персонажей.
89. Не смотря на огромную любовь к шумному веселью, я на самом деле очень люблю поговорить по душам с теми, кто мне по-настоящему дорог и важен. Более того, иногда я люблю обсудить высокие темы с абсолютно незнакомыми мне людьми, случайно встреченными на улице, но это уже совершенно другое.
90. А порой, как и многим другим (да всем, наверное), мне надо отдохнуть от всего, погрузившись в свои мысли и отправившись с музыкой и собакой в лес на весь день.
91. На самом деле я не могу выделить конкретные черты людей, с которыми мне будет интересно общаться, ибо всегда все очень индивидуально и зависит от человека.
92. Я люблю рассказывать истории, что придуманные мной, что произошедшие на самом деле, при этом придуманные мной истории рассказываю куда реже, ибо они для меня очень важны, и отсутствие интереса к ним я воспринимаю очень остро. Для меня важно быть уверенной в том, что собеседник относится к этому настолько же или хотя бы почти так же серьезно, как и я.
93. Отчасти из-за этого я люблю рассказывать свои истории детям, они искренне сопереживают героям и хотят услышать еще и еще. (Однако, когда я рассказываю детям, я обычно придумываю новые менее запутанные и более веселые истории.)
94. Что в искусстве, что в жизни, для меня очень важна атмосфера, настолько, что иногда она кажется одним из важнейших факторов при оценивании ситуации.
95. Я люблю правильно открывать упаковки. (Неожиданно, да? :D) И когда люди правильно открывают их. Не знаю уж, почему, но меня коробит, когда люди игнорируют простые и гениальные механизмы для открывания упаковок.
96. Я пишу этот пункт почти в три часа ночи, и стало быть, стоит сказать, что у меня немного проблемы со сном. Было дело, я даже ложилась часов в 9 утра и вставала часа в 4 дня (вечера).
97. Иногда мне кажется, что я слишком несерьезна. Однако это, скорее всего, происходит из-за чрезмерной серьезности ранее, и сейчас я пытаюсь найти золотую середину.
98. "Золотая середина" важна для меня, как и любое другое равновесие.
99. Не придаю никакого значения физическому контакту в общении с людьми, могу провести весь день в дружеских объятиях, а могу общаться с человеком месяцами, но даже ни разу не поздороваться за руку, если человек интересный, мне все равно.
100. А зовут меня Саша (да, это идеальный факт для последнего пункта :D), и мне нереально нравится звучание моего полного имени.

Вот так вот, мне, конечно, есть еще что рассказать (я же люблю рассказывать истории), это только первое, что пришло мне в голову, но во всяком случае, это было очень интересно заполнять.))

@темы: фото, пес размышляет, иная реальность

02:26 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Ааа, как же хочется гулять, гулять и гулять!!! Как же заряжают энергией люди, концерты, события и все-все-все, когда везде что-то происходит, ты бегаешь между событиями и делами, и даже некогда присесть, но в итоге успеваешь сделать совершенно все запланированное, какое же это нереальное чувство! Последние несколько дней были именно из тех, что заваливают горами событий, и тебе приходится останавливаться на секунду, чтобы расписать в голове, что и когда успеваешь сделать, рассказать всем, зависимым от твоих планов, что надо будет делать им, и с чистой совестью ты отправляешься без передышки бегать везде, чтобы сделать все и быть везде сразу. Ухх, как это заряжает! После такого нереально сложно возвращаться к более спокойному графику, мне нужны события, мне нужны приключения, мне нужны люди, люди, много людей!
А еще мне захотелось чего-то более яркого или хотя бы теплого в этом месте, так что я попробовала сменить дизайн, не знаю, насколько у меня получилось, мой ноутбук отображает его лишь наполовину, и это меня чуток напрягает. Но ничего, побудет как-нибудь так, а потом у меня дойдут руки и я сделаю что-нибудь нереально красивое из картиночек, может быть, даже своих. :D
И да, зашла сегодня речь о том, как события из детства влияют на будущее, так вот, могу сказать, что очень сильно влияют, но скажу я это, ссылаясь не на свой опыт, а на опыт девочки из той истории, которая начиналась с одного моего чудесного сна (кусочек 1, кусочек 2 (еее, я разобралась, как делать красивые ссылочки)). В общем-то, наконец-то вернулось вдохновение продолжать эту вещицу, надеюсь, оно станет частым гостем у меня, да. Быть может, отчасти это вдохновение появилось благодаря сну, в котором опять фигурировали перемещения во времени, но еще и этот сон я записывать не буду, ибо слишком уж много там было рандомных несостыковок, не дающих представить его, как цельную историю. Но во многом вдохновение пришло благодаря атмосфере ночного города и давно забытой музыке детства, под которую я и пишу этот пост.
_____________________

Я резко проснулась, глубоко вдохнув, и подскочив на кровати. Сердце колотилось в бешеном ритме, воздуха катастрофически не хватало, было ощущение, будто я пробежала пару километров за последние десять минут. "Больше десятилетия за один день пробежать тоже надо умудриться" - подумалось мне. Медленно отдышавшись, я осмотрела комнату. Непривычная обстановка, но чем-то это место все еще напоминало мое логово, пусть и отдаленно. Интересно, если моя комната так отличается от привычной, как сильно отличаюсь от себя настоящей, допустим, вчерашняя я из этого измененного времени? Интерес был так селен, что не посмотрев на время, я отправилась рыться в непривычных ящиках. Долго искать не пришлось - предметные тетради лежали на самом видном месте, и содержание этих тетрадей серьезно меня удивило. Химия? Ботаника? Геология? На кого я училась и как к этому пришла?? Не помню, чтобы в моих интересах было что-то, сильно выходящее за границы искусства. Быстро пролистав и оставив учебные тетради с непривычными формулами и терминами в покое, я отправилась прерывать другие ящики, но ничего, кроме повседневных записей и учебных книг, не нашла. Кажется, старая я хорошо подготовилась к моему приходу и уничтожила все, что могло хоть немного говорить о ее личности. Что ж, пока я знаю только примерное место учебы, контактировать с людьми рановато. Они явно будут от меня ожидать того, на что я попросту не способна. Хотя, никакие записи не передадут все воспоминания, накопившиеся за двенадцать лет моего отсутствия, и менявшие меня каждую секунду жизни. Менявшие меня и мир вокруг. Точно, за это время весь мир должен был обновиться три раза. Три цикла полностью ускользнуло от меня. Эта мысль заставляла отправиться рыться в бумагах и записях дальше, там точно должны быть газеты, хоть какие-то, я всегда их держала, чтобы лепить и красить на них, старая я вполне могла выстилать ими пол перед тем, как пересаживать цветы, разбирать камни, почвы или еще что. Но нет, ничего, что могло бы рассказать о мире, я не нашла. Единственное - на полях тетрадей знакомые даты, летосчисление не сменилось, и на том спасибо.
Но тут мне на глаза попался маленький детский сундучок с увесистым, явно не родным, замочком на крышке. Забавно, я его помню, в нем были конфеты, которые нам дарили в третьем или в четвертом классе. Хоть что-то в этом мире осталось неизменно. Достав сундучок из груды прочих вещей, явно поспешно утрамбованных в маленькой тумбочке под телевизором, я осмотрела его со всех сторон. Ровно такой, каким был в моем мире. Внутри ничего не стучит, но кажется, он не пустой, иначе бы никто не повесил на него такой массивный замок, быть может, именно там находится то, что старая я оставила для меня настоящей. Приглядевшись получше, я нашла на крышке сундука ту самую ниточку, которая должна была привести меня хоть к каким-то объяснениям. "Д/Н 36!" - гласила надпись, выцарапанная гвоздем на металлической поверхности. Конечно, это могла быть давняя детская игра, а буквы могли совершенно ничего не значить для меня сейчас, но отчего-то мне казалось, что это именно то, что было оставлено для меня. Д/Н - день чего-то там? Не может же это быть "до нашей эры". Или? "До нового" мира. Если это было оставлено для меня - то идея связать послание с днем моего перемещения - хорошая. 36 дней до того, что произошло двенадцать лет назад?
- Да разве я помню, что было двенадцать лет назад?? - не сдержалась я и высказалась вслух. Голос показался мне не родным. Странно, не думала, что разница в будущем настолько сильна.
36 дней. Думай, это что-то, что ты помнила через двенадцать лет, о чем ты посчитала необходимым вспомнить именно сейчас, что это было? Праздник? Выходной, в который мы куда-то пошли? Или рабочий день, когда что-то произошло в школе?
Это был праздник. День рождения кого-то из одноклассников. Я не помню точную дату, но помню, что день этот шел вскоре после моего, и каждый год праздновали мы его с размахом, благо, финансы родителей одноклассника позволяли. Это был первый год учебы, я не знала, что тот день особенный и не приготовила подарок, а повинуясь правилам приличия, одноклассник пригласил на свой праздник всех. Только вот, когда дело дошло до дарения подарков, я бесстыдно сбежала. Вернее я надеялась найти хоть что-то, что может сойти в качестве подарка, но так и не найдя, осталась сидеть на скамейке в незнакомом мне тогда тихом дворе близ парка, провожая последний снегопад того года.

Подорвавшись с места, я натянула на себя какие-то вычурные кофты и штаны, выпавшие первыми из шкафа, проковырялась с поиском обуви, способной подойти мне по размеру и отправилась к тому месту в надежде, что угадала все верно, а город изменился не на столько, чтобы я не смогла найти с детства знакомый двор. Только выбежав из подъезда, я поняла, что на улице глубокая ночь. Ничего, если в том месте что-то спрятано, отсутствие людей даже поможет мне. На удивление быстро я добежала до того маленького дворика, что затесался среди нелепо выстроенных домов. Но ни в одном закоулке этого двора я так и не смогла найти злополучный ключ. Быть может, мне стоит искать вовсе не ключ? Или это был другой двор? Или послание я расшифровала неправильно?
Или вовсе не было никакого послания?
Обессилив от этой мысли, я упала на ближайшую скамейку. Конечно. Для начала стоило дождаться утра и разведать обстановку у мамы. Верно, она должна знать, кем я была, и во что превратился мир. А что теперь? Я даже не знаю, кто я, где, и сколько сейчас времени. Я откинулась на спинку скамейки, раскинула руки и подняла голову к небу. Сегодня звездно. Или тут всегда так? Интересно, что дома вокруг совсем не изменились, и если бы мое время не было разрушено, они выглядели бы точно так же. Кажется, маленькая девочка не способна изменить способности архитекторов за один лишь день. Каково это, жить в точно таком же нормальном мире, ходить на учебу, видеть каждый день эти здания, с кем-то общаться, о чем-то мечтать, но знать, что скоро тебя должна заменить твоя же копия из другой версии времени? Должно быть, ей было страшно. Знать, что что бы ты не сделал, ты исчезнешь в назначенный день просто потому, что ты - лишь побочный эффект от перемещений во времени. Что тебя заменит какая-то другая личность, способная перевернуть весь твой мир с ног на голову. Я бы пыталась сбежать. Возможно, она пыталась тоже. Сбежать от себя. Может, даже записей о своей жизни не оставляла специально, чтобы не слишком привязываться к себе.

Меня слегка передернуло. Кажется, на улице холоднее, чем мне казалось перед выходом. Я попыталась подвигать пальцами рук, они слушались слабо. Точно, пора идти. Выпрямившись на скамейке, я оглядела двор вокруг. Светало. Крыши домов уже начинало окрашивать в желто-рыжие тона, а светлеющее небо теряло постепенно свои звезды. Надо бы поторопиться, мама начнет нервничать, если не застанет меня дома.
- Привет, - послышался тихий голос за моей спиной. Резко развернувшись, я увидела человека, чей пустой взгляд еще недавно побуждал меня бежать как можно дальше.
- Двенадцать лет назад, тогда. Ты просила прийти. И вот. Я здесь.




@музыка: Слот – Круги на воде

@темы: что-то происходит, люди, иная реальность

03:57 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Нашла одну давнюю вещицу, неожиданно осознав, что она мне нравится, так что пусть побудет тут, не хочу ее снова терять. (Нет, я не так рано вставаю, я так поздно ложусь :D)

Когда над городом весит
Сияющая ночь,
Когда никто уж не спешит,
А птицы летят прочь.
Летят куда-то в небеса,
Туда, где ветер с морем.
Где верят люди в чудеса,
А мир царит безмолвием,
Где солнце светит в октябре,
Цветут деревья в марте,
Мир люди дарят не себе,
И все живет на старте.
А у деревьев нет оград,
Собакам люди рады,
И кошек видеть все хотят
Для сердца жизнь - услада.
Всегда тепло там, хорошо,
Туда слетают птицы,
Когда над городом давно
Улыбкой месяц взвился.
Когда над городом звезда,
В последний раз мигая,
Летит, прощаясь, в никуда,
О будущем не зная,
Тогда прохлада лунных рук,
На плечи мне спускаясь,
Зовет на звездно-тихий звук.
Я с городом прощаюсь.


@темы: иная реальность, древности

00:32 

Немного продолжения

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Вот и продолжение, да, я не забрасываю на этот раз, честно. Записывая сон вчера, я не пыталась придерживаться какого-то стиля и особенно украшать свою речь из-за температуры, позволявшей мне излагать все лишь в таком виде, в котором оно было в моей голове. Так что будем придерживаться того подобия стиля, который кажется для меня наиболее естественным и попробуем закончить в этот раз историю. х)) Собственно, сон на этом и заканчивается, не знаю, напишу ли еще продолжение про новое будущее, но даже такой рассказик — это уже много для меня.
_____________________________

С замиранием сердца я подхожу к дверям своей школы. Вокруг бегают дети, кто-то прощается с родителями, кто-то опаздывает на урок, кто-то живо обсуждает что-то с одноклассниками перед дверями школы, ведь уже конец апреля, уже тепло и не хочется никуда спешить. Как хорошо мне знакомо это давно забытое чувство, но теперь оно уже кажется чужим отголоском беззаботного детства, когда единственной твоей проблемой могут быть невыученные уроки. Пара второклассников проносятся мимо меня и залетают в школу. Помню, когда-то они казались мне очень взрослыми, кем-то, кто всегда на шаг впереди. Решив не сильно отставать от них сейчас, я захожу в школу, здание которой почти год как разрушено в моем будущем, и вижу, как сильно время изменило его за одиннадцать с небольшим лет. Не удивительно, но когда я училась, эти изменения не казались столь разительными.
— Дина! — радостно крича, что-то сносит меня с ног, отрывая от рассматривания школьных стен. Ну, конечно, кого же еще приводили в младшей школе слишком рано, и кто еще ждал меня с таким нетерпением каждый день?
— ...Рика? — мой голос срывается и я обнимаю ее в ответ. Так часто я представляла нашу встречу, какие только фразы и речи не придумывала, и была полностью уверена, что стоит мне ее увидеть - я тотчас же разревусь и не смогу остановить свои рыдания. Но сейчас гордость не позволяла мне проявлять свои чувства, а здравый смысл твердил, что никакие эмоции не должны раскрыть меня перед людьми, не знакомыми с ритуалом перемещения.
— Давно не виделись, — произношу я, не скрывая счастливой улыбки.
Сегодня мне предстоит тяжелый день. Мне придется не только исполнить миссию и предотвратить Его пробуждение, но и притворяться семилетней девочкой весь день. И, честно, я не думала, что это будет так сложно, не просто делать вид, что не знаю элементарных вещей на уроках, но и поддерживать наиглупейшие разговоры с одноклассниками. Неужели мы действительно были такими когда-то?

"Где же ты, где же?" — стучит у меня в голове. Вот-вот закончится четвертый урок, хлынут толпы школьников в коридор, и тогда я точно не смогу его найти. Он должен быть где-то здесь, это произошло перед обедом, и во время обеда он ушел. Маленький расстроенный мальчик на вид десяти - двенадцати лет, где же ты, где же? Я знаю, что с тобой произошло, не бойся, у меня есть то, что тебе надо, подожди меня еще чуть-чуть. Я взбегаю по лестнице обратно на второй этаж, прислушиваюсь и наконец-то слышу тихие детские всхлипы, пробивающиеся сквозь громкие голоса учеников одного из особо шумных классов. Теперь я знаю, где он может быть, в том самом месте, где всегда прятались те, кому хотелось побыть наедине с собой, где сидели мы с друзьями, когда прогуливали уроки и куда никто почему-то не заглядывал, когда искал людей. Благо, за одиннадцать лет я смогла выучить даже самые потаенные закоулки этого здания.
И правда, поднявшись на единственную лестничную площадку третьего этажа, ведущего исключительно на чердак, дверь на который всегда была заперта, я наконец-то нахожу маленького тощего мальчика. Он сидит прямо на полу, обхватив колени руками и тихо всхлипывает, а за своими мыслями он, кажется, не слышит даже моих шагов.
— Эй, — тихонько зову его я, — Привет.
— Зачем ты пришла? — он недовольно поднимает голову. От его взгляда мое сердце, бешено колотившееся доселе, ухает куда-то вниз. Это точно он, человек именно с этим лицом уничтожит в будущем весь мир, если сейчас я ничего не сделаю.
— Я знаю, что с тобой произошло, — слишком уж уверенно для семилетней произношу я.
— Кто ты? Ты подслушивала, да? — он обиженно шмыгает носом.
— Прости, я тогда проходила мимо и услышала обрывок, — я придумываю на ходу. На самом деле, я даже толком не знаю, что именно послужило причиной его ссоры с одноклассниками.
— Не прощаю, — он немного подумал, — Ты ведь тоже думаешь, что мужчина не должен так? Ну... плакать.
— Конечно, нет! — цепляюсь за слова, пытаясь как можно скорее приободрить его, — Не считаю. Любой может плакать, когда ему грустно и смеяться, когда весело. Даже наоборот, плакать иногда очень и очень полезно.
— Ты просто еще маленькая. Вот вырастешь — обязательно будешь думать так же, — он поднимается с пола.
— А спорим, не буду — я точно знаю, ближайшие двенадцать лет мои мысли на этот счет ни за что не поменяются. Но куда же он? К выходу?
— Ал, постой, — подбегаю к нему, я должна его остановить, он не должен выйти из школы и пробудиться, ни за что — Ты куда?
— Прогуляюсь. Откуда ты знаешь мое имя? — он явно не сразу заметил подозрительность моих действий.
— Я с тобой, — не могу просто так отпустить его сейчас.
— Иди, учись, первоклашка, — со смехом бросает он вслед.
— У меня уроки уже закончились, — я нагло вру в ответ. А он молчит, значит, даже не против компании. Я должна увести его подальше от парка и уверить, что пора бросать привычку шататься по лесам все свободное время.

"Уговори его," — перед ритуалом объясняла мне мама. "Уговорить? Так просто? Может, есть какое-то заклинание или еще что, чтобы он не пробуждался?" — конечно, я была поражена той видимой простотой и вместе с тем невозможной сложностью этой операции. "Вся его сила лишь внутри него. Лес — только предлог, а наши ритуалы не всемогущи. Он должен сам пожелать жизни этому миру," — мама знала, о чем говорит, они проводили долгие исследования этой силы, и почему-то она верила, что я справлюсь. Откуда такая вера в человека, которому на момент пробуждения силы в Нем должно быть семь лет, я не знала. Но почему-то только я могла вернуться назад и спасти этот безумный мир, одни не умели втираться в доверие, другие подозрительно выглядели двенадцать лет назад, третьи не могли даже в школу попасть, а я слишком уж хотела возродить свою подругу, чтобы отказываться от этого шанса. Так мы с мамой и решили, что никому не скажем о нашей попытке спасения мира, и сделаем все сами.

— Так откуда ты знаешь мое имя? — вопрошает он, вышагивая по солнечной весенней улочке.
— А знаешь, — иногда мне начинает казаться, что правда — лучшее заклинание против всего, — это суперспособность.
— Узнавать чужие имена? — со смехом встревает он в мой обещающий быть долгим рассказ.
— Не совсем. Сегодня я знаю чуть больше, чем мне положено, но завтра напрочь забуду сегодняшний день, и поэтому я хочу повеселиться сегодня так, как не веселилась никогда, — или почти правда.
— Это болезнь такая, да? — Ал сочувственно смотрит на меня, — Или эти способности есть у всех?
— Почти. Способности есть у всех, но у всех они разные, и чтобы...
— А у меня? — он произносит эти слова с той наигранной ленью, за которой люди обычно прячут огромное желание узнать. Я вижу, как загораются его глаза, и уже не могу промолчать в ответ.
— Я расскажу тебе, в чем твоя сила. Но только если пообещаешь мне одну вещь.
Он завороженно слушает меня.
— Ровно через двенадцать лет, когда я вспомню сегодняшний день, ты дождешься моего пробуждения и расскажешь мне о каждом разе, когда тебе придется использовать свою силу. И в подробностях опишешь, к чему это привело, ты расскажешь мне, что стало с теми, кто хоть как-то был причастен к этому. Обещаешь?
— Обещаю.
— Твоя сила — созидать. Давать жизнь тем, кто давно отчаялся и наполнять энергией разочаровавшиеся души. Ты способен на многое, — перед моими глазами вновь пронеслись картины прорывающихся сквозь фундаменты зданий растений, — ты способен исцелять.
— Я правда могу... все это? — почти шепотом произнес Ал.
— Ты можешь. У тебя особенная сила. Помни это.
Мы продолжали идти по залитой солнцем весенней улочке. Я должна была остановить Его пробуждение, но только лишний раз подсказала, как действуют эти силы. Возможно, я делала совсем не то, чего от меня ждали, возможно, мне стоило заставить его забыть о магии и паранормальном, возможно, стоило даже убить. Но впервые за долгое время я чувствовала, что все делаю правильно. И, будто, в подтверждение этому зазвенел в моем кармане телефон, оповещая об одном единственном сообщении, отправленном с нашей домашней почты, с коротким текстом: "Получилось".

— До встречи, Дина.
— Увидимся через двенадцать лет.
— Обязательно!



@музыка: Paramore – Decode

@темы: сон, иная реальность

00:57 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Я хотела просто записать сон, но немного увлекась :D И, вообще-то, на том, что я записала, сон не заканчивается, а после того момента, на котором он закончится, есть продолжение. Так что, надеюсь, я это еще продолжу.
_____________________

Дождь барабанит по окнам, выстукивая ритмы давней колыбельной, часы монотонно тикают, а редкие машины проезжают по лужам, разбрызгивая воду вокруг себя. Я с опаской вслушиваюсь в тиканье, пытаясь понять, не стукнуло ли еще двенадцать. Нет, не должно быть, нет. Сегодня уснуть особенно сложно, хоть я и не спала до этого сутки, ощущение важности сегодняшней ночи не покидает, и судорожные мысли снова подкидывают меня над кроватью, заставляя проверять, все ли приготовления закончены, ничего ли я не забыла. Мама осторожно приоткрывает дверь, она знает, что я не могу уснуть, и сама волнуется не меньше моего.
— Ложись, тебе осталось полтора часа, — произносит она, пытаясь успокоить свой голос, — Завтра у тебя тяжелый день.
— Да, знаю, — мне кажется, я скрываю свое волнение лучше нее, быть может, сутки без сна сказываются, — Мам, мы точно?..
— Точно. Ты уже проверила все на десять раз, я тоже, — нервы начинают сдавать и она глубоко вдыхает, пытаясь успокоиться.
— А свечи? Ты не забудешь?
— Нет. Ложись. Пожалуйста, ложись. Другого шанса не будет, ты знаешь.
— Да.
Я знаю. В следующий раз такая возможность выпадет только через четыре года, и тогда, боюсь, будет слишком поздно. Мир уже близится к своему финалу, многое непоправимое произошло. Я должна уснуть до полуночи, это единственный способ изменить все, единственная возможность спасти уже погибших и предотвратить многие и многие смерти. С каждым днем Он приобретает все большую силу, и теперь, я почти уверена, даже самый крупный город не сможет его остановить.
Мысли путаются, а сознание летит куда-то далеко-далеко отсюда. Я стараюсь не хвататься за это состояние, чтобы не спугнуть его.
Все кружится, кружится, кружится.
Кажется, я смогла.

Я стою на обломках старого двухэтажного здания, Рика, неестественно изогнувшись, лежит перед моими ногами. Срываюсь с места, подбегаю к ней, надо срочно помочь, спасти, в этот раз я смогу, точно смогу! Но сердце ее не бьется, а дыхание давно остыло. Не обращая на это внимание, я продолжаю трясти похолодевшее тело.
— Ну же, очнись, ну же...
Давай, давай, скорее, ну же, что тебе стоит, давай!
Скорее, скорее надо бежать, сейчас мы все взлетим в воздух, скорее очнись, прошу тебя, очнись! Очнись!
— Бегите отсюда! — сорванным голосом что есть мочи я кричу всем выжившим, а сама пытаюсь тащить бездыханное тело. Я спотыкаюсь о трещины в плитах, падаю, пытаюсь подняться и снова падаю, придавленная весом подруги. Правая нога не слушается, дыхание сбивается, я ползу, волоча за собой тело Рики, надеясь на скорое спасение. Но тут понимание ситуации легко и просто умещается в моей голове. Мы не успеем. Рика умерла. Я могу спастись, если оставлю ее сейчас.
Не знаю, зачем, я оглядываюсь вокруг. Незнакомая мне девочка в ужасе застыла перед тем, что было когда-то человеком. От вида развороченного мяса меня должно бы начать тошнить, но почему-то этого не происходит. Как-то на автомате я соскакиваю с места, подбегаю к незнакомке, хватаю за руку и тяну за собой. Девушка послушно бежит со мной, спотыкаясь и падая по пути. Здание за нами рушится, мертвые падают в огромнейшие трещины в земле, обломки камней подлетают в воздух. Мы спасемся. Мы должны спастись. Хоть кто-то должен.

— Дина, вставай, — как в детстве будит меня ласковый мамин голос. Это снова был всего лишь сон. Прошлое давно заняло место чего-то нового в моих снах, а тот вечер, когда разрушилась школа, до сих пор повторяется из ночи в ночь. До сих пор? Я резко села на кровати и огляделась вокруг. Получилось.
— Дина, чего это ты соскочила так неожиданно?
Получилось.
— Дина?
— Мама, у меня получилось! Мама, я... Сегодня должно произойти кое-что очень важное, то, что приведет мир к гибели через четыре цикла, и я пришла из того будущего, которое наступит через двенадцать лет, чтобы предотвратить Его пробуждение. Мам, ты знаешь, о чем я, мне нужна твоя тетрадь, — я тараторила без тени сна во взгляде, восторг переполнял меня, я смогла сделать это, осталось совсем немного, и весь мой мир будет спасен. Будут живы все те люди. И Рика тоже. Я слышала, как не выговариваю некоторые буквы из-за выпадающих молочных зубов, и это веселило меня еще больше, меня веселило все, что напоминало о том, что я смогла переместиться.
— Я не понимаю, о чем ты, — медленно произнесла мама, взвешивая каждое слово. Она определенно была шокирована подобным известием.
— Понимаешь, я же знаю, что понимаешь. Ну хочешь, я полностью перескажу тебе ритуал? Или покажу технику будущего? Вот, — я достала из-под кровати сумку с перемещенными в ней вещами первой необходимости. Телефон был нужен для обратной связи с моим миром. Я могла оставлять послания в будущее лишь записывая их в тетрадь, которую мама всегда хранила на случай, если ей придется воспользоваться перемещением сознания. Тетрадь эта находилась во всех временах сразу и потому, записывая что-то в прошлом, я оставляла послание в самое далекое будущее. А вот из будущего мне можно было только писать, и только в интернете. Не знаю уж, почему так происходило, но отвечать на сообщения я не могла из-за неопределенной ошибки.
— Это запрещено, — выдохнула мама. Я знала, что она так отреагирует, желание соблюдать законы и правила всегда отличало ее, так что сама идея воспользоваться полученными когда-то знаниями и изменить ход времени,по ее же словам, приводила ее в ужас. Но зачем-то она ведь все это время держала у себя ту самую тетрадь для посланий в будущее.
Она поймет, я точно знаю, ей просто нужно время. А пока мне снова семь лет, и у меня есть ровно день, чтобы навсегда изменить ход истории.


@музыка: Muse - Hysteria

@темы: иная реальность, сон

12:39 

Лизина книга

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Еще один рассказик на ту же тему, на самом деле, первый из тех, что пришли мне тогда в голову. Тоже сентябрь 2013.
____________________________

Это был самый обычный двор, который и двором-то назвать сложно. Один из тех, где при строительстве детской площадки, люди ограничились скамеечкой у подъезда для местных бабушек. И как раз на такой скамеечке сидели две девочки лет пятнадцати. Одеты они были по-осеннему: на одной – желтый плащ с травянисто-зелеными вставками, совершенно обычные синие джинсы и не высокие осенние сапожки. У нее были светлые не выразительного цвета довольно длинные волосы, мягкие черты лица. Вторая же была одета в кожаную куртку, замок которой был застегнут до середины, темные школьные штаны и спортивные кроссовки. Немного хитрое, задорное выражение лица и короткие волосы выдавали ее задорный характер.

- А мне кажется, этот фильм слишком скучный! – протестовала на всю улицу та, что в кожаной куртке.

- Там многое упустили, в книге лучше.

- Нет – нет, как-то все это сняли, что и читать не хочется!

- В фильме сделали слишком большой акцент на Пустоте.

- И это делает его каким-то... Не реальным, что ли?

- Вроде того.

- А как ты смотрела?

- Я... – девочка задумалась. Лиз – а ее звали именно так – не могла смотреть фильмы в полном значении этого слова. Глаза отказали ей еще в возрасте двух – трех лет. С того момента девочке пришлось трудно. Лиза слишком рано повзрослела, она была спокойнее остальных детей и всегда ходила под руку с мамой. Над ней смеялись, потом сочувствовали. А девочка лишь улыбалась. Мнение других никогда не имело особого значения для нее. Уже в школе у Лизы стали появляться друзья. Те люди, что не обращали внимания на особенности ее здоровья и пытались не замечать странности поведения. Для нее было совершенно нормальным подойти к пустому месту и начать гладить котенка. Кто не знал о ее болезни, мог сказать, что девочка видит больше нашего. Знающие же слишком хорошо, а именно родители, постоянно ругали Лизу за такие вот выходки. «Ты хочешь, привлечь к себе еще больше внимания??», «Так ты только отпугиваешь людей!»

Но, надо сказать, Лиза не плохо ориентировалась в пространстве, просто прекрасно для слепого-то человека! Потому ее и рискнули отдать в простую школу. Может, и зря. «Пошли с нами играть!» - иногда звали ее дети. «Я не хочу» - слишком просто для них отвечала девочка. «Но, почему?», «В нем, – она указывала на щенка, которого только что гладила по голове, – куда больше человечного, чем в вас» - Лиз всегда говорила, что думала, и это еще раз мешало ей с кем-то подружиться. Даже те друзья, с которыми она общалась сегодня, по сути, являлись лишь временными приятелям, не более.

Об одной только вещи Лиза никогда никому не рассказывала – о секрете своих «внутренних глаз». Всегда, каждую секунду девочка читала книгу. Книгу о том, что происходит в мире. Это чудо точно описывало, когда будет поворот, а где тупик, где стоят школьные парты, где в незнакомой квартире мебель. Но иногда книга врала, говоря, что на пустом месте находится котенок, или, что зовут играть ее не люди, а кучка лягушек. Но даже не смотря на это, Лиза продолжала верить книге, что бы та не говорила.

- ...представляю себе картинку, - закончила она фразу.

- Тогда тебе сложно оценить фильм наверняка.

- Да, ты права.

«Но однажды девочка заметила, что книга, лежащая перед ней подходит к концу» - фраза сознания не давала ей покоя. Страниц еще было очень-очень много.

- Знаешь...

Бывают ли пустые страницы?

- ...возможно, этот мир скоро исчезнет.

- О чем ты, Лиз? На тебя так подействовал фильм?

- Нет, просто...

Вторая страница нового разворота пуста.

- ...скоро не станет ничего, - и девочка исчезла. Просто так, ушла в никуда, оставив после себя лишь школьную сумку, ручку, три учебника и тетради с беспорядочными закорючками вместо букв. Ни кто из прохожих не мог объяснить этого, все решили, что девочка в желтом пальто только померещилась им. Надо же так переработать!

- Лиз? Лиз, ты где? Когда успела спрятаться? – недоуменно вертела головой одноклассница Лизы.

- Выходи! Это не смешно. Я заберу твою сумку! Уже забираю! Смотри, я домой с ней ухожу! – девочка направилась к повороту за дом.

- Я ушла! Ну, это не интересно, - и она вернулась.

Теперь Книга Лизиных Глаз не существует?

- Я же обижусь!

Существовала ли она когда-то?

- Я домой, - и уже твердым шагом девочка снова направилась в сторону поворота за угол. И только потом она стала задаваться вопросом, зачем же понадобилось так долго торчать в этом страшном дворе? Зачем нужно было туда заходить? Да еще и одной.


@темы: иная реальность, древности

12:04 

Единственная книга

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Нашла еще немного рассказиков, этот вот датирован 25 сентября 2013 года, давно я его писала. Насколько помню, это было задание по литературе, мне надо было написать об особенной книге, если я не ошибаюсь, и это задание хорошенько так меня вдохновило :D
______________________________

Тот день выдался просто замечательным: встал с той ноги, удачно устроился на работу и не менее удачно отработал первый день. Работа была интересной, не все могли попасть туда. Редакция трав всегда считалась чем-то элитным. Конечно, до создания деревьев и экспериментального цеха нам далеко. Зато я смог увидеть человека из цеха, их же не выпускают за пределы Городка Жизни. Он был очень интересным на вид, как трава. В том смысле, что у него были только телефон, наушники, но ничего встроенного! Даже младенцев без чипов здоровья и взросления не выносят на свет, а у него и их не было - я проверил с помощью функций зрения. Наверное, они в экспериментальном цехе и информацию не получают. Невольно я подумал, что люди там очень глупы. Ведь многие вычисления, самые стандартные операции и мысли создаются чипами, а все наши знания получены через встроенную сеть. Но думать так нельзя, именно на этих людях держится Городок Жизни. А без него и мир был бы разрушен! Иногда мне кажется, что управлять современным миром можно, подавшись в экспериментальный отдел... Но людей для него выращивают специально, я со всеми своими программами и протезами не гожусь для цеха. К тому же, говорят, люди оттуда редко доживают и до сотни лет. Мне 429 – не так уж и много, но в цех не пустят.

Наверное, из-за того, что предыдущая моя работа не отличалась оригинальностью, я и был сегодня такой веселый. Ну, что это – собирать чипы? Половина страны, если не больше, собирает чипы и протезы. Некоторые создают машины отстраненного действия, другие чипы и протезы встраивают – тут все зависит от того, какую программу загрузишь. А, вот, трава – вещь интересная. Видел я ее только в детстве, когда родители водили меня в Городок Жизни. За ней можно было наблюдать через стекло контейнеров при входе. Конечно, дальше входа никого не пропускали – в основной части и сейчас проводится вся работа. А на праздники вывозили в большом аквариуме красивое дерево. Считается, каждый, кто увидит траву, будет счастлив, а дерево поможет исполнить любую мечту. Иногда, если повезет, можно было встретить экспериментального человека, одного из тех, что ходят совсем без чипов. Многие верят, по сей день, что каждое слово этих людей двусмысленно и если они не предвидят судьбу, то решают, что хорошо, а что плохо. Мне нравились эти походы, но потом родители уехали, оставив мне программы и свои ссылки. Я устроился собирать протезы, потом меня повысили до собирания чипов. За все это время я только два раза собрался пойти в Городок Жизни. Никак руки не доходили. И вот, я тут работаю! Возможно, сыграла роль хорошая репутация еще с первых моих походов в Городок.



Сегодня особенный день в моей жизни! Я первый раз заговорил с экспериментальным человеком! Звали его Восемьсот Девяносто Третий, или просто ВДТ. Экспериментальным людям с самого основания Городка Жизни запрещалось иметь имена.

- Зачем ты сюда пришел? – буркнул ВДТ. Не знаю, что бы это значило. Неужели я не достоин того, чтобы заниматься травой?

- Я... Я просто, - ответить было сложно, а он ждал. А, правда, зачем я пришел? Я пришел потому, что мне наскучила прежняя работа? Нет, должно быть что-то больше. Хотя, 400 лет подряд заниматься одним и тем же – может достать. Но нет, тут наверняка дело в чем-то большем! Судьба, предназначение?

- Я хотел заниматься тем, что мне бы нравилось, - наверное, самый лучший ответ в сложившейся ситуации...

- И тебе нравится выращивать деревья, траву? – так не удобно не иметь возможности считать информацию с чипа...

- Траву... Да, я всегда ходил сюда в детстве. И она мне нравилась... - я боялся показаться слишком навязчивым, но восхищение этим местом било через край. Это очень странно. Он посмотрел на меня пристальным взглядом и предложил:

- Присядем?

Так мы и разговорились. По началу говорить было трудно, еще год назад я и надеяться не мог на счастье поговорить с экспериментальным человеком! Но вскоре разговор стал проще. Помимо первоначальной темы работы мы успели обсудить еще многое. Я рассказал ему последние новости, полученные из Интернета, ВДТ очень внимательно меня выслушал. Видимо, новостей он, правда, не принимал. Тогда я в первый раз подумал, что если бы все люди получали информацию через разговор, жить стало бы интереснее.

На прощание он дал мне свой номер телефона и пообещал быть завтра на этом месте, чтобы поговорить снова. Этим же вечером я встроил себе телефон. И долго промучился с вопросом, можно ли позвонить? Так и не позвонил.

Я ничуть не удивлюсь, если все это окажется сном.



- У тебя были дела? – с этого начался наш разговор на следующий день. ВДТ смотрел на меня своим пристальным взглядом, пытаясь что-то понять во мне, - Вчера.

- Нет, не особенно, - я растерялся, к чему был этот вопрос?

- У тебя нет телефона? – все тот же взгляд.

- Есть... Я вчера его подключил!

- Тогда, ты не хотел мне звонить?

- Хотел! Но... Вдруг нельзя?

Пристальность во взгляде ВДТ поутихла, и он буквально плюхнулся на скамейку, стоящую рядом.

- Можно, только осторожно, - уже улыбнулся он, - нам нельзя контактировать с миром.

Оказалось, даже его длительное общение с одним и тем же носителем чипов запрещено. «Экспериментальные люди не должны привязываться к электронике» - так объяснялось это правило. Они не должны зависеть от чего-то неживого. В противном случае их ждет наказание, а того, с кем они общались – смерть. Были случаи, когда экспериментальных людей даже изгоняли за это из Городка Жизни. Но ВДТ не хотел провести остаток жизни в скучном скитании по Городку, это я понял из его слов. Тогда и я решил, что лучше 50 лет провести так, что иногда будут возникать сомнения, не сон ли это, чем прожить еще 1000 лет, собирая чипы. К тому же, 430 – не так уж и мало для продолжительности жизни.



Еще несколько раз мы встречались на этом самом месте и беседовали на совершенно разные темы. После решили найти более укромный, безопасный уголок. Я часто рассказывал новости, а ВДТ делился своим мнением на этот счет. Многое в этом мире ему не нравилось, на что мне оставалось только пожимать плечами, мол, «какой уж есть этот мир». А как-то раз ВДТ попросил меня придумать ему имя. «Такое, чтобы как настоящее, как у людей было!» Конечно, это запрещено, но запреты, как я уже давно успел понять, на этого человека не действовали. Вариантов было много, мы остановились на имени «Артур». Король из древнейшей мифологии, что я скачал когда-то. Звучит.

Так и шло время.



Вскоре меня повысили. Теперь работал непосредственно с травой, я был в восторге! Поделившись радостью с Артуром, был счастлив полностью. И шикарности этому дню добавило то, что показал тогда мне друг. Это место находилось в центре всего Городка, и допускались туда только экспериментальные люди. Я, конечно, отключил все чипы, но вероятность обнаружения была слишком велика. Без чипов мне становилось плохо, неавтоматизированный организм столько не живет, и мы попытались поскорее добраться.

Местом этим была круглая поляна, метров пять в диаметре, засеянная травой. Такого я не видел никогда! Поляна была окружена куполом и трава росла сама собой. От вида этого чуда я был шокирован, не поверил, испугался, и только потом начал радоваться. В этом месте все, что могло помешать спокойствию, будто исчезало: недомогание, незаконность наших действий – все! Это было прекрасно. Артур прошелся по траве, раскинув руки, как бы показывая, каким прекрасным может быть мир, и улегся на травяной ковер. Сложно было привыкнуть, что к траве можно так запросто прикасаться, гладить ее, даже по ней ходить... Это было так не реально, в самом лучшем сне не привидится!

Какое-то время, лежа на мягкой траве, мы разговаривали обо всем, как и обычно, потом он стал рассказывать истории. И самая главная легенда гласила, что раньше, совсем давно, когда еще все люди выглядели, как экспериментальные, а Городок Жизни не существовал, был иной способ записи информации. У людей были графические символы, каждый из которых обозначал определенный звук – они назывались буквами. Буквы совмещали для получения слов, а слова, как и в разговоре, соединяли для получения предложений и целых текстов. Все это печаталось на тонких листах – бумаге, листы склеивались вместе и защищались толстым картоном. Все вместе это называлось книгой. Именно от этого и пошло название Книжной Пустыни. Говорят, первый экспериментальный человек - последний, кому не вживили ни одного чипа, оставил после себя такую книгу где-то далеко за пустыней, где он жил. Первый так много рассказывал про книгу, что пустыню назвали Книжной. Вскоре понятие «книги» ушло из человеческой речи, истории и жизни, но название пустыни сохранилось. Красивая легенда.



Еще два раза нам удалось попасть на полянку, на третий же пришлось бежать. Все-таки, запретные вылазки не остались не замеченными, как и разговоры. «Боюсь, и казнить меня мало» проскользнуло в голове, когда я убегал как можно дальше. Конечно, ни шло и речи о том, чтобы вернуться в страну, мне повезло остаться в живых. Очень повезло.

Вскоре пришло сообщение с предельно коротким текстом: «книга». Означать оно могло только одно. Артура изгоняют, и встретиться мы должны будем в той самой Книжной Пустыне. Но где? Пустыня велика, огромна, необъята! Был только один вариант – у книги. Той, что когда-то оставил Первый. Сбежав и получив сообщение, я отключил почти все чипы, оставил только жизненно важные. И отправился на поиски.



Пустыня оправдывала свое название. Пусто там было, как нигде. Разве что, изредка встречались отработки заводов, скелеты и камни. Вид не из лучших. Но когда поднимался ветер, собирая пыль, не было видно и этой мертвой безмолвности. Признаться честно, было страшно, очень страшно. И тоскливо. Сколько раз я хотел все бросить, включить чипы и сдаться властям! Но мне приходилось продолжать искать. Возможно, книга где-то рядом, быть может, еще чуть-чуть! Всего один день пройти и я снова почувствую на себе пристальный взгляд: «Чего это так долго?». Но не день, не два, не пара лет, казалось, не приближали меня к цели.



Мне был 451 год, когда я нашел старую хижину, в которой когда-то мог жить Первый. Хижина покосилась со временем, но не выглядела не жилой. Может, Артур уже добрался? И я был прав. Друг сильно изменился за последний десяток лет, но он был жив.

- Наконец-то, - еле слышно, видно, у него не было сил даже сказать это в полную громкость. Он был болен.

- Ты как?

- Как видишь...

- Что мне делать?? – я не знал ничего из медицины, кроме того, как вшивать чипы.

- Еда.

Чудом у меня получилось раздобыть необходимое. Он пошел на поправку. К моему величайшему счастью.



Мы снова много разговаривали. И о книге и просто, обо всем. Очень странно вспоминать, с чего все начиналось – а началась моя жизнь в 429 лет. Так странно осознавать, как беззаботно было то время, и сколько всего изменилось. Слишком много.

Книга же выглядела именно так, как я ее себе представлял: белые страницы, черные буквы. И, оказывается, Артур научился ее читать, пока ждал меня тут. «Когда мир начнет рушиться, совмести книгу с жизнью и смертью, тогда ее вечность покроет весь мир» - говорилось в ней. Эта фраза передавалась множеством разнообразнейших символов. Видно, создатель книги очень хотел донести смысл до людей будущего.

Так мы и сделали.



Восстановив силы, отправились в страну, прямиком в Городок Жизни – не в руки власти, а на поляну. Совмещать книгу с жизнью. Это было единственным возможным решением. К моему величайшему сожалению, мы не те люди, что будут доживать свои дни в покосившейся хижине, как сказал когда-то Артур о Городке.

На самом деле все происходило не очень быстро: полгода мы обдумывали план, и только тогда решились выйти из хижины. Года четыре после добирались до страны, а там уже и Городок виден.

План был предельно прост: я копирую чип другого человека, отправляю с него сигнал на одну сторону Городка, отвлекая тем самым охрану. Оставляю чип где-то в столице, ну а мы, не обладая личными сигналами, преспокойно попадаем на полянку. Не смотря на видимую простоту плана, он оказался весьма действенным. Но последняя составляющая послания заставляла задуматься.

- Я умираю, - серьезно произнес Артур после того, как я в очередной раз повторил фразу из книги.

- Не шути так!

- Выжить в пустыне для меня было чудом.

- Не говори глупостей, я вживлю тебе чип здоровья, и все недуги как...

Он только молча качал головой.

- Но почему??

- Разве, тебе никогда не казалось, что все это – вся наша история за последние тридцать лет слишком наиграна? Тебе не казалось, что жизнь – лишь предисловие к великой легенде, к тому, о чем будут писать в вернувшихся вновь книгах? Не думал, что это – судьба?

- Но «судьба» же...

- Ни что не могло закончиться иначе.

- Мы можем!..

- Иногда понимаешь, как безнадежно все твое существо.

- Если я отключу чип здоровья, то я могу! Вместо тебя...

- Это не к чему. И знаешь, не думаю, что мой организм воспримет все твои чипы.



Так все и случилось. Последние свои минуты Артур провел лежа в высокой траве, наблюдая, как плющ расползается по стенам, ломает купол, вырывается наружу, покрывает травой и цветами все вокруг... Красивое зрелище, хорошо, что именно оно стало для него последним. Поддерживая почти уже бездыханное тело, я выдавливал из себя улыбку: «Смотри, мир снова расцветает! Ты молодец, хорошо постарался, теперь все вокруг будет хорошо! У всех. Все. Будет. Хорошо...» - словно под колыбельную засыпал мой друг.

Никогда раньше я не видел смерти. И только сейчас могу сказать точно: жизнь материальна, как ни что другое. Как она потухает, покидает самую глубину глаз, где прежде играла веселыми огоньками – это невозможно не заметить. Как холодеет без нее счастливая улыбка... Невыносимо. По всем правилам трагедии я тогда должен был закричать «Нет!» или «Не умирай!», но сам факт смерти не укладывался в моей голове. Это было слишком невозможно, нет. В существование фей и эльфов я бы поверил скорее, чем в это. Ему нужна была срочная помощь. Врачи, работники городка, кто-нибудь!
Артура точно вылечат.

Обязательно спасут.



Если бы у меня был выбор между миром и другом, я бы выбрал друга. Но если выбирает друг, противиться решению не возможно.



@темы: иная реальность, древности

23:56 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Сегодня я нашла тот самый камень из сна, это важно, уверена, он сыграет огромную роль в моей жизни, так что я не могу об этом не сказать. Может, когда-нибудь я напишу о нем побольше, но сейчас я просто оставлю заметку, чтобы не забыть этот день, когда какое-то мистическое стечение обстоятельств привело меня к нему.
А пока ловите вещицу годовой давности, не такая уж она и старая, но все равно не то, что я могла бы написать сейчас.


—————————————————
Все произошло прекрасной летней ночью. Одной из тех теплых ночей, когда солнце, не желая покидать человеческую жизнь, лишь на минуту скрывается от людского взора, забывая на небе легкие лучи света. Но тот вечер был особенным для всего мира. Солнце заходило в последний раз. Сколько суеты и бесполезной суматохи породило осознание быстротечности собственной жизни в умах людей. Желая заполнить последние свои минуты, они бежали, стремились куда-то. Улицы заполнял разномастный человеческий поток. Одни надеялись спастись, другие мечтали окончить жизнь достойно, забыв о том, что уже некому будет их вспомнить. Некоторые исполняли свои мечты и находили время для долгожданных встреч с родными. Люди бежали к родственникам, к друзьям, знакомым. Вспомнив о собственной смерти, каждый находил что-то действительно важное для себя. Жизнь еще продолжалась.

Два мальчика школьного возраста объезжали на своих детских велосипедах беспорядочно мечущуюся толпу. На пустующих окраинах города они выглядели особенно живыми в этот последний для каждого день. Дети ловко лавировали между кочками и трещинами узеньких дорог. Они знали эту местность наизусть, и казалось, были чем-то целым с неподвижной дорогой, шуршащей кроной деревьев, ласковым солнцем и медленным вальсом, звучащим из громкой колонки одного из мальчиков. Обгоняя друг друга, они заливисто смеялись, дополняя старый вальс самыми недостающими нотками. ¬¬¬¬Сливаясь с музыкой, дети, будто в танце плыли навстречу ветру.

Уже второй месяц мир переворачивало с ног на голову и обратно. Люди покинули свои рабочие места, забыли о зарплатах. Доставали сбережения из самых дальних тайников и доживали свой краткий век, проводя его так, как мечтали провести всю жизнь. Доверялись многочисленным компаниям, обещающим спасение и искали потерянных прадедов. Желали долголетия на праздниках и прыгали с парашютом. Брали от мира те краткие остатки жизни, что он мог им предложить, пытаясь успеть вернуть хоть малые капли смысла в последние дни собственного существования.

А мальчики все ехали и смеялись, подпевая одним им слышному вальсу. Доехав до небольшого пригорка, они оставили велосипеды и в такт медленной мелодии, направились к вершине холма. Зеленая трава привычно шуршала, мошки вымывались к лицам, а кузнечики выпрыгивали из-под мальчишечьих ног. Непринужденно обсуждая самые несущественные пустяки, дети казались живее каждого из выпрыгивающих из-под ног кузнечиков.

Добравшись до зеленой поляны, оба мальчика присели на колени и, не выключая музыку, принялись за любимое вечернее дело – разглядывание спешащих куда-то муравьев, деловито жужжащих жуков и роящихся в воздухе мошек. Обмениваясь краткими замечаниями, они могли провести так целую жизнь, но каждый раз их прерывали знакомые, друзья или время. В этот раз отвлек внимание друзей маленький пестрый мотылек. Подлетая так близко к юным исследователям, рискуя быть пойманным, он садился на плечи, на растрепанные светлые волосы и руки мальчиков. Но дети и не думали добавлять ночную бабочку в ученую коллекцию, они заворожено смотрели на свое маленькое чудо, боясь шелохнуться, спугнуть смелого мотылька.

До захода солнца оставались считанные секунды, люди у холма бежали и спешили, мир гудел от страха. А мальчики лежали на желтовато-зеленой выгоревшей траве. Мотылек порхал над их головами, выписывая причудливые узоры в воздухе, изредка садясь на плавно покачивающиеся от ветра травинки. Музыка ласково убаюкивала друзей.

- Сегодня людно в городе.

- Может быть.

Чувствуя, что сон медленно, но верно подкрадывается, один из мальчиков лениво потянулся к колонке с явным намерением остановить вальс.

- Оставь, пусть играет.

Глаза детей закрывались, люди внизу бежали, мотылек успокоился на одном из закрывшихся на ночь одуванчиков. Последний луч солнца навсегда покидал это небо.
Мир вспыхнул и исчез.

Белая пыль плавно опускалась с мутного неба, порой зависая в воздухе или ускоряясь с порывом ветра. Она превратила бурлящий прежде город в безжизненную пустыню. Будто снегом, голую землю засыпало бесцветными хлопьями, бывшими когда-то частью домов и деревьев, частью улиц, людей, машин, дорог и травы. Казалось, безжизненный мир спал. Спали и дети – двое мальчиков школьного возраста. Мирно посапывали на белом от мертвой пыли холме.


@темы: древности, иная реальность, люди, что-то происходит

22:57 

Последнее чудо

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Решила я последовать одному чудесному совету, и отправить сюда старые рассказики. По мере их откапывания, буду кидать, так что не бойтесь старинностей, они еще появятся :D Честно, не помню, как эта утопичная штука пришла мне в голову (а пришла она аж в 2013 году о.о Мне казалось, позже), но судя по моим же заметкам к ней, все случилось, как обычно, по щелчку, благодаря извечной мысли "А что, если?..".


Последнее чудо.


С самого рождения мир наполняли чудеса. И существовали они благодаря тому, что люди верили в них. Для каждого чудо было разным, своим, и каждый верил в то, что приходило в самый ответственный и важный момент. Каждый человек своей верой создавал иную, маленькую частичку этого огромного мира. В те далекие времена все люди были предельно счастливы, ведь они точно знали – случись что, чудо придет им на помощь. Это были неповторимо светлые времена для всех.

Но все когда-либо кончается и любому счастью, как, впрочем, и горести, есть предел. А люди по натуре своей не могут быть довольны миром их окружающем. Человечество не могло вынести неведение и стало изучать происхождение того самого чуда. Ученые придумывали новые объяснения чудесам и сами же в них верили. Люди решили, что начинают понимать мир, они выдумали законы мира, и заставили его жить по ним, не оставив места чуду.

Со временем человечество забыло о вере, мечте и надежде. Яркий и разноцветный ранее мир, наполненный неописуемой красотой человеческой веры, со временем превратился в серое однообразие, живущее по точным законам и правилам. Каждый делал то, что был должен делать, трудился для достижения не существующей цели и связывал свою жизнь с людьми ради выгоды.

Мир умер.

Но появился в этом мертвом мире лучик надежды, один человек, единственный ребенок, девочка, способная пока что мечтать. Как неудачное следствие человеческого эксперимента с генетикой, она появилась в мире, чтобы спасти его. Теперь судьбу мира могло решить только то, чего пожелает этот ребенок. Девочка могла лишь пожелать воскресить пропавший мир, увидь она всю его прежнюю красоту. Для того она и была отправлена на эту землю.

Но люди не дали ей шанса приблизиться к чему-то действительно прекрасному. Всю свою жизнь девочка только и слышала наставления о правилах и законе. Разговоры об учебе и постижении принципов вселенной не оставляли ее нигде. Девочка не могла этого вынести. Она не могла выучить все, и вести себя как положено. Она не могла быть как все, и люди стали ее ненавидеть. Девочка не видела света в этом черно-белом мире и не могла сказать, что его можно окрасить в разные цвета. Она пыталась обращаться за помощью к другим, но кроме привычного бурчания о занятости и делах она ничего не слышала в ответ. Это не давало ей покоя, и девочка придумала себе другой мир.

Она рисовала картины, писала рассказы и создавала частички прошлого из хлама настоящего. Никто не относился всерьез к ее правде, и каждый раз люди говорили девочке не бездельничать, а идти, помогать общему делу. Она не понимала, что это за общее дело такое, не приносящие пользы. Что это за познавание истины, что за обустройство жизни, что за принесение пользы, без радости от этого? Что за жизнь с несуществующей целью? Как будто этому миру нужны именно такие многогранные познания, а не счастливые воспоминания. Что за жизнь без эмоций? Казалось, она была единственным человеком, кто имел душу в этом прогнившем мире. И это было именно так. Ведь люди утратили собственную душу, потеряв чудо.

И девочка решила, что больше не хочет жить в этом мире. Она решила, что лучше ей будет создать другой, новый мир, вдали от этого. Тот же самый мир, что она рисовала на своих картинах и о котором написала столько рассказов. Каким бы эгоистичным ей не казался собственный побег, она не могла представить спасение существующего мира. И потому не могла исполнить такую нереальную мечту.

Создание новой вселенной и стало последним чудом этого мира. Больше девочка не могла ничего сделать. Если бы тогда ей кто-то протянул руку помощи, пусть из-за выгоды, присущей тому миру, если бы кто-то вывел ее из тьмы, окружавшей девочку, она наверняка поняла бы, что многие нуждаются именно в ее помощи.

Но, оказавшись в собственном мире, девочка поняла, что одних только красок, которыми она оживляла когда-то собственные картины, мало. Со временем она осознала, что за свою недолгую жизнь в родном мире успела привязаться к, пусть серым, но таким родным людям. И она совершила еще одно чудо. Первое и единственное чудо нового мира.

Девочка вернулась к родным и близким в виде совершенно иного человека. Она видела, что все, кого она знает, крутятся вокруг разных проблем, не устраняя их. И тогда девочка решила, во что бы то ни стало, помочь им, протянуть руку каждому, кто будет в этом нуждаться и зародить душу во всем человечестве. Она решила подарить счастье всем людям этого мира и внести не существующие краски в этот мир.

У нее появилась настоящая мечта, и она сама стала новым чудом для мира.

Когда люди видели не ради выгоды, в них зарождалось непонимание, и они начинали верить в чудо. Благодарность основывала их души, и человечество было готово пожертвовать всем ради помощи другим. Люди вспомнили, что такое счастье и их жизнь снова расцвела. Но в противовес счастью обязано было появиться и несчастье. Тогда единственными и сильнейшими муками, что испытывало человечество, стали самые напрасные муки совести. Напрасные. Ведь основой существования мира стала помощь.

Именно тогда и зародился настоящий и лучший мир.


Единственное чудо.


Когда существующий мир прогнил, взамен ему, был создан новый. Новая вселенная должна была стать идеальной. Она была наполнена красками, все кругом было готово одарить первого же поселившегося там чудом. Но само чудо исчезло из нового мира. Оно ушло к родным землям, в родную вселенную, благородно решив пожертвовать своим идеальным миром, ради помощи другим. И тогда краски того мира стали лишь лживым напоминанием о прежней красоте нового мира.

Вскоре в новом мире появились люди. Но они не смогли долго прожить в мире без чуда. Уподобляясь краскам, окружавшим их, люди стали лживы и скоро утратили собственные души. Это произошло столь быстро, что никто в том мире никогда не помнил и не знал о существовании души. Люди этого мира не стремились понять законы природы их окружающей. Они решили подчинить весь мир себе.

Смешивая яркие и чистые цвета, они превратили их в сплошное темное пятно. Тот мир позабыл о свете и люди погрязли в пучине ненависти. Войнам не было конца, жестокость не знала предела. А мир, предназначенный дарить счастье и надежду, был залит людской кровью. Мир страдал оттого, что происходит. Человечество не просто позабыло о любви и дружбе, оно не знало даже простого сотрудничества. Таким был мир с единственным чудом.

Вскоре люди практически истребили друг друга, а те немногие, кто остался, только завидев друг друга, лезли в бой. И вот, когда во всем мире осталось только два человека, мир понял, что не вынесет, если и они погибнут в итоге ужасающих сражений. И мир разделил двух людей. Одного он забросил на противоположный конец света, а другую заточил под землю.

«Мир взбунтовался» - решили два человека при виде катаклизмов. Но они не понимали, почему? Что они сделали такого, что выжить теперь возможно лишь в этих безлюдных местах? Они не понимали, что ненависть убивает. Они не знали ужаса смерти и не представляли другого образа жизни. Для них все было нормально.

Девочка изо всех сил пыталась выбраться из подземной ловушки. Но чем больше она старалась, тем сильнее ее заваливало. Тогда она расстроилась. Для нее это было в диковинку. Что такое «расстроилась»? Что за вода льется из глаз? Это не кровь? Нет, наверно, это – кровь. Но бесцветная, прозрачная кровь прозрачного существа, живущего внутри нее. Наверное, глаза – это окошко, в которое существо так любит смотреть, и сейчас, когда существо сильно ранили, оно испытывает боль. Странно, но, кажется, девочка тоже испытывала боль этого существа.

Это было странно и не правильно. Ведь, если это живое существо, его полагалось убить. Но если она его убьет, она сделает больно себе. Девочка не понимала, но решила оставить существо жить. Так у нее появилась душа.

Мальчик же, на другом конце света, не стал так упорно пытаться выбраться и не смог испытать каких – либо чувств и эмоций. Тогда, не осознав, что в этом мире можно совершать что-то помимо убийств и кровопролития, мальчик стал убивать животных. Но это казалось ему совсем не тем, что должно быть. И тогда мальчик решил создать новое существо из подручных материалов.

Ему это удалось, а созданное им существо очень полюбило мальчика. Вот только мальчик любить не умел. Решив исполнить то, ради чего он старался все это время, и убить существо, он подумал, что если убить существо сейчас, то потом убивать будет совершенно некого. И вспомнил мальчик о «последнем желании», которое, по древнему преданию, когда-то в совершенно ином мире полагалось приговоренным к смерти. Попробовал тогда мальчик спросить, чего желает существо, и если желание ему понравится, отсрочить казнь. Существо пожелало вывести мальчика в знакомые места. Ведь вместе им удастся выйти. Мальчик согласился, и началась тогда самая длинная в этом мире дорога.

Почувствовав, что мальчик не хочет убивать, мир не препятствовал этому пути. Он верил, когда-нибудь оставшиеся люди смогут основать лучший мир, наполненный чудом.

А девочка тем временем ухаживала за ранимым существом, живущим внутри нее. Она уже успела понять, что существо ранят неудачи, а питается оно победами. Ей даже стало казаться, что существо ранят все воспоминания о смерти. И тогда она решила не думать об этом. Все равно, она уже никогда не сможет никого убить. Девочка решила посвятить свою жизнь уходу за существом и потому должна была оберегать его от любой боли. Она создавала новые вещи из глины, найденной под землей, и существо радовалось. Девочка начала создавать красивую и вкусную еду, существо радовалось и этому. Девочка стала придумывать истории о глиняных фигурках, и существо снова радовалось. Так она и жила, пока мальчик не пришел в родные места.

Услышав сверху знакомые слова, она решила еще раз попробовать выбраться из-под земли. И ей это удалось. Мир больше не препятствовал встрече людей.

Выбравшись, девочка увидела мальчика. Он сидел на земле рядом с окровавленным существом. Из его глаз лилась вода, гораздо больше воды, чем когда-либо лилось из глаз девочки. Она поняла, что мальчику больно и села рядом.

Мальчик не понимал, почему такое происходит? Почему в последнее время ему было плохо от осознания того, что существо придется убить? Это существо было ужасно, совсем не совершенно, в отличие от людей. Оно не хотело делать что-то ради себя, не хотело убивать, и потому было очень глупым. Наверно, оно бы заслуживало и двойной смерти за это, но почему-то от мысли о его смерти становилось очень, очень больно. Убить существо – было, наверно, единственным способом избавиться от такой странной, совершенно неизвестной мальчику боли. Но сейчас ему стало гораздо хуже. Что это такое? Почему все так?

Тогда девочка рассказала мальчику все. И про существо, живущее внутри каждого, и про возможность не убивать, и про желания и чувства людей. Мальчик поверил. И решили они с девочкой создать новый, лучший мир на руинах прежнего. Для них взошло новое чудо. Осветив своими лучами прежние черные полутона, оно вернуло мир к своему яркому началу, пустив его по новому пути. Идя по которому люди, возможно, смогут найти свое счастье.


@темы: люди, иная реальность, древности

Обрывки сказок

главная