• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: древности (список заголовков)
03:57 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Нашла одну давнюю вещицу, неожиданно осознав, что она мне нравится, так что пусть побудет тут, не хочу ее снова терять. (Нет, я не так рано вставаю, я так поздно ложусь :D)

Когда над городом весит
Сияющая ночь,
Когда никто уж не спешит,
А птицы летят прочь.
Летят куда-то в небеса,
Туда, где ветер с морем.
Где верят люди в чудеса,
А мир царит безмолвием,
Где солнце светит в октябре,
Цветут деревья в марте,
Мир люди дарят не себе,
И все живет на старте.
А у деревьев нет оград,
Собакам люди рады,
И кошек видеть все хотят
Для сердца жизнь - услада.
Всегда тепло там, хорошо,
Туда слетают птицы,
Когда над городом давно
Улыбкой месяц взвился.
Когда над городом звезда,
В последний раз мигая,
Летит, прощаясь, в никуда,
О будущем не зная,
Тогда прохлада лунных рук,
На плечи мне спускаясь,
Зовет на звездно-тихий звук.
Я с городом прощаюсь.


@темы: иная реальность, древности

12:39 

Лизина книга

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Еще один рассказик на ту же тему, на самом деле, первый из тех, что пришли мне тогда в голову. Тоже сентябрь 2013.
____________________________

Это был самый обычный двор, который и двором-то назвать сложно. Один из тех, где при строительстве детской площадки, люди ограничились скамеечкой у подъезда для местных бабушек. И как раз на такой скамеечке сидели две девочки лет пятнадцати. Одеты они были по-осеннему: на одной – желтый плащ с травянисто-зелеными вставками, совершенно обычные синие джинсы и не высокие осенние сапожки. У нее были светлые не выразительного цвета довольно длинные волосы, мягкие черты лица. Вторая же была одета в кожаную куртку, замок которой был застегнут до середины, темные школьные штаны и спортивные кроссовки. Немного хитрое, задорное выражение лица и короткие волосы выдавали ее задорный характер.

- А мне кажется, этот фильм слишком скучный! – протестовала на всю улицу та, что в кожаной куртке.

- Там многое упустили, в книге лучше.

- Нет – нет, как-то все это сняли, что и читать не хочется!

- В фильме сделали слишком большой акцент на Пустоте.

- И это делает его каким-то... Не реальным, что ли?

- Вроде того.

- А как ты смотрела?

- Я... – девочка задумалась. Лиз – а ее звали именно так – не могла смотреть фильмы в полном значении этого слова. Глаза отказали ей еще в возрасте двух – трех лет. С того момента девочке пришлось трудно. Лиза слишком рано повзрослела, она была спокойнее остальных детей и всегда ходила под руку с мамой. Над ней смеялись, потом сочувствовали. А девочка лишь улыбалась. Мнение других никогда не имело особого значения для нее. Уже в школе у Лизы стали появляться друзья. Те люди, что не обращали внимания на особенности ее здоровья и пытались не замечать странности поведения. Для нее было совершенно нормальным подойти к пустому месту и начать гладить котенка. Кто не знал о ее болезни, мог сказать, что девочка видит больше нашего. Знающие же слишком хорошо, а именно родители, постоянно ругали Лизу за такие вот выходки. «Ты хочешь, привлечь к себе еще больше внимания??», «Так ты только отпугиваешь людей!»

Но, надо сказать, Лиза не плохо ориентировалась в пространстве, просто прекрасно для слепого-то человека! Потому ее и рискнули отдать в простую школу. Может, и зря. «Пошли с нами играть!» - иногда звали ее дети. «Я не хочу» - слишком просто для них отвечала девочка. «Но, почему?», «В нем, – она указывала на щенка, которого только что гладила по голове, – куда больше человечного, чем в вас» - Лиз всегда говорила, что думала, и это еще раз мешало ей с кем-то подружиться. Даже те друзья, с которыми она общалась сегодня, по сути, являлись лишь временными приятелям, не более.

Об одной только вещи Лиза никогда никому не рассказывала – о секрете своих «внутренних глаз». Всегда, каждую секунду девочка читала книгу. Книгу о том, что происходит в мире. Это чудо точно описывало, когда будет поворот, а где тупик, где стоят школьные парты, где в незнакомой квартире мебель. Но иногда книга врала, говоря, что на пустом месте находится котенок, или, что зовут играть ее не люди, а кучка лягушек. Но даже не смотря на это, Лиза продолжала верить книге, что бы та не говорила.

- ...представляю себе картинку, - закончила она фразу.

- Тогда тебе сложно оценить фильм наверняка.

- Да, ты права.

«Но однажды девочка заметила, что книга, лежащая перед ней подходит к концу» - фраза сознания не давала ей покоя. Страниц еще было очень-очень много.

- Знаешь...

Бывают ли пустые страницы?

- ...возможно, этот мир скоро исчезнет.

- О чем ты, Лиз? На тебя так подействовал фильм?

- Нет, просто...

Вторая страница нового разворота пуста.

- ...скоро не станет ничего, - и девочка исчезла. Просто так, ушла в никуда, оставив после себя лишь школьную сумку, ручку, три учебника и тетради с беспорядочными закорючками вместо букв. Ни кто из прохожих не мог объяснить этого, все решили, что девочка в желтом пальто только померещилась им. Надо же так переработать!

- Лиз? Лиз, ты где? Когда успела спрятаться? – недоуменно вертела головой одноклассница Лизы.

- Выходи! Это не смешно. Я заберу твою сумку! Уже забираю! Смотри, я домой с ней ухожу! – девочка направилась к повороту за дом.

- Я ушла! Ну, это не интересно, - и она вернулась.

Теперь Книга Лизиных Глаз не существует?

- Я же обижусь!

Существовала ли она когда-то?

- Я домой, - и уже твердым шагом девочка снова направилась в сторону поворота за угол. И только потом она стала задаваться вопросом, зачем же понадобилось так долго торчать в этом страшном дворе? Зачем нужно было туда заходить? Да еще и одной.


@темы: иная реальность, древности

12:04 

Единственная книга

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Нашла еще немного рассказиков, этот вот датирован 25 сентября 2013 года, давно я его писала. Насколько помню, это было задание по литературе, мне надо было написать об особенной книге, если я не ошибаюсь, и это задание хорошенько так меня вдохновило :D
______________________________

Тот день выдался просто замечательным: встал с той ноги, удачно устроился на работу и не менее удачно отработал первый день. Работа была интересной, не все могли попасть туда. Редакция трав всегда считалась чем-то элитным. Конечно, до создания деревьев и экспериментального цеха нам далеко. Зато я смог увидеть человека из цеха, их же не выпускают за пределы Городка Жизни. Он был очень интересным на вид, как трава. В том смысле, что у него были только телефон, наушники, но ничего встроенного! Даже младенцев без чипов здоровья и взросления не выносят на свет, а у него и их не было - я проверил с помощью функций зрения. Наверное, они в экспериментальном цехе и информацию не получают. Невольно я подумал, что люди там очень глупы. Ведь многие вычисления, самые стандартные операции и мысли создаются чипами, а все наши знания получены через встроенную сеть. Но думать так нельзя, именно на этих людях держится Городок Жизни. А без него и мир был бы разрушен! Иногда мне кажется, что управлять современным миром можно, подавшись в экспериментальный отдел... Но людей для него выращивают специально, я со всеми своими программами и протезами не гожусь для цеха. К тому же, говорят, люди оттуда редко доживают и до сотни лет. Мне 429 – не так уж и много, но в цех не пустят.

Наверное, из-за того, что предыдущая моя работа не отличалась оригинальностью, я и был сегодня такой веселый. Ну, что это – собирать чипы? Половина страны, если не больше, собирает чипы и протезы. Некоторые создают машины отстраненного действия, другие чипы и протезы встраивают – тут все зависит от того, какую программу загрузишь. А, вот, трава – вещь интересная. Видел я ее только в детстве, когда родители водили меня в Городок Жизни. За ней можно было наблюдать через стекло контейнеров при входе. Конечно, дальше входа никого не пропускали – в основной части и сейчас проводится вся работа. А на праздники вывозили в большом аквариуме красивое дерево. Считается, каждый, кто увидит траву, будет счастлив, а дерево поможет исполнить любую мечту. Иногда, если повезет, можно было встретить экспериментального человека, одного из тех, что ходят совсем без чипов. Многие верят, по сей день, что каждое слово этих людей двусмысленно и если они не предвидят судьбу, то решают, что хорошо, а что плохо. Мне нравились эти походы, но потом родители уехали, оставив мне программы и свои ссылки. Я устроился собирать протезы, потом меня повысили до собирания чипов. За все это время я только два раза собрался пойти в Городок Жизни. Никак руки не доходили. И вот, я тут работаю! Возможно, сыграла роль хорошая репутация еще с первых моих походов в Городок.



Сегодня особенный день в моей жизни! Я первый раз заговорил с экспериментальным человеком! Звали его Восемьсот Девяносто Третий, или просто ВДТ. Экспериментальным людям с самого основания Городка Жизни запрещалось иметь имена.

- Зачем ты сюда пришел? – буркнул ВДТ. Не знаю, что бы это значило. Неужели я не достоин того, чтобы заниматься травой?

- Я... Я просто, - ответить было сложно, а он ждал. А, правда, зачем я пришел? Я пришел потому, что мне наскучила прежняя работа? Нет, должно быть что-то больше. Хотя, 400 лет подряд заниматься одним и тем же – может достать. Но нет, тут наверняка дело в чем-то большем! Судьба, предназначение?

- Я хотел заниматься тем, что мне бы нравилось, - наверное, самый лучший ответ в сложившейся ситуации...

- И тебе нравится выращивать деревья, траву? – так не удобно не иметь возможности считать информацию с чипа...

- Траву... Да, я всегда ходил сюда в детстве. И она мне нравилась... - я боялся показаться слишком навязчивым, но восхищение этим местом било через край. Это очень странно. Он посмотрел на меня пристальным взглядом и предложил:

- Присядем?

Так мы и разговорились. По началу говорить было трудно, еще год назад я и надеяться не мог на счастье поговорить с экспериментальным человеком! Но вскоре разговор стал проще. Помимо первоначальной темы работы мы успели обсудить еще многое. Я рассказал ему последние новости, полученные из Интернета, ВДТ очень внимательно меня выслушал. Видимо, новостей он, правда, не принимал. Тогда я в первый раз подумал, что если бы все люди получали информацию через разговор, жить стало бы интереснее.

На прощание он дал мне свой номер телефона и пообещал быть завтра на этом месте, чтобы поговорить снова. Этим же вечером я встроил себе телефон. И долго промучился с вопросом, можно ли позвонить? Так и не позвонил.

Я ничуть не удивлюсь, если все это окажется сном.



- У тебя были дела? – с этого начался наш разговор на следующий день. ВДТ смотрел на меня своим пристальным взглядом, пытаясь что-то понять во мне, - Вчера.

- Нет, не особенно, - я растерялся, к чему был этот вопрос?

- У тебя нет телефона? – все тот же взгляд.

- Есть... Я вчера его подключил!

- Тогда, ты не хотел мне звонить?

- Хотел! Но... Вдруг нельзя?

Пристальность во взгляде ВДТ поутихла, и он буквально плюхнулся на скамейку, стоящую рядом.

- Можно, только осторожно, - уже улыбнулся он, - нам нельзя контактировать с миром.

Оказалось, даже его длительное общение с одним и тем же носителем чипов запрещено. «Экспериментальные люди не должны привязываться к электронике» - так объяснялось это правило. Они не должны зависеть от чего-то неживого. В противном случае их ждет наказание, а того, с кем они общались – смерть. Были случаи, когда экспериментальных людей даже изгоняли за это из Городка Жизни. Но ВДТ не хотел провести остаток жизни в скучном скитании по Городку, это я понял из его слов. Тогда и я решил, что лучше 50 лет провести так, что иногда будут возникать сомнения, не сон ли это, чем прожить еще 1000 лет, собирая чипы. К тому же, 430 – не так уж и мало для продолжительности жизни.



Еще несколько раз мы встречались на этом самом месте и беседовали на совершенно разные темы. После решили найти более укромный, безопасный уголок. Я часто рассказывал новости, а ВДТ делился своим мнением на этот счет. Многое в этом мире ему не нравилось, на что мне оставалось только пожимать плечами, мол, «какой уж есть этот мир». А как-то раз ВДТ попросил меня придумать ему имя. «Такое, чтобы как настоящее, как у людей было!» Конечно, это запрещено, но запреты, как я уже давно успел понять, на этого человека не действовали. Вариантов было много, мы остановились на имени «Артур». Король из древнейшей мифологии, что я скачал когда-то. Звучит.

Так и шло время.



Вскоре меня повысили. Теперь работал непосредственно с травой, я был в восторге! Поделившись радостью с Артуром, был счастлив полностью. И шикарности этому дню добавило то, что показал тогда мне друг. Это место находилось в центре всего Городка, и допускались туда только экспериментальные люди. Я, конечно, отключил все чипы, но вероятность обнаружения была слишком велика. Без чипов мне становилось плохо, неавтоматизированный организм столько не живет, и мы попытались поскорее добраться.

Местом этим была круглая поляна, метров пять в диаметре, засеянная травой. Такого я не видел никогда! Поляна была окружена куполом и трава росла сама собой. От вида этого чуда я был шокирован, не поверил, испугался, и только потом начал радоваться. В этом месте все, что могло помешать спокойствию, будто исчезало: недомогание, незаконность наших действий – все! Это было прекрасно. Артур прошелся по траве, раскинув руки, как бы показывая, каким прекрасным может быть мир, и улегся на травяной ковер. Сложно было привыкнуть, что к траве можно так запросто прикасаться, гладить ее, даже по ней ходить... Это было так не реально, в самом лучшем сне не привидится!

Какое-то время, лежа на мягкой траве, мы разговаривали обо всем, как и обычно, потом он стал рассказывать истории. И самая главная легенда гласила, что раньше, совсем давно, когда еще все люди выглядели, как экспериментальные, а Городок Жизни не существовал, был иной способ записи информации. У людей были графические символы, каждый из которых обозначал определенный звук – они назывались буквами. Буквы совмещали для получения слов, а слова, как и в разговоре, соединяли для получения предложений и целых текстов. Все это печаталось на тонких листах – бумаге, листы склеивались вместе и защищались толстым картоном. Все вместе это называлось книгой. Именно от этого и пошло название Книжной Пустыни. Говорят, первый экспериментальный человек - последний, кому не вживили ни одного чипа, оставил после себя такую книгу где-то далеко за пустыней, где он жил. Первый так много рассказывал про книгу, что пустыню назвали Книжной. Вскоре понятие «книги» ушло из человеческой речи, истории и жизни, но название пустыни сохранилось. Красивая легенда.



Еще два раза нам удалось попасть на полянку, на третий же пришлось бежать. Все-таки, запретные вылазки не остались не замеченными, как и разговоры. «Боюсь, и казнить меня мало» проскользнуло в голове, когда я убегал как можно дальше. Конечно, ни шло и речи о том, чтобы вернуться в страну, мне повезло остаться в живых. Очень повезло.

Вскоре пришло сообщение с предельно коротким текстом: «книга». Означать оно могло только одно. Артура изгоняют, и встретиться мы должны будем в той самой Книжной Пустыне. Но где? Пустыня велика, огромна, необъята! Был только один вариант – у книги. Той, что когда-то оставил Первый. Сбежав и получив сообщение, я отключил почти все чипы, оставил только жизненно важные. И отправился на поиски.



Пустыня оправдывала свое название. Пусто там было, как нигде. Разве что, изредка встречались отработки заводов, скелеты и камни. Вид не из лучших. Но когда поднимался ветер, собирая пыль, не было видно и этой мертвой безмолвности. Признаться честно, было страшно, очень страшно. И тоскливо. Сколько раз я хотел все бросить, включить чипы и сдаться властям! Но мне приходилось продолжать искать. Возможно, книга где-то рядом, быть может, еще чуть-чуть! Всего один день пройти и я снова почувствую на себе пристальный взгляд: «Чего это так долго?». Но не день, не два, не пара лет, казалось, не приближали меня к цели.



Мне был 451 год, когда я нашел старую хижину, в которой когда-то мог жить Первый. Хижина покосилась со временем, но не выглядела не жилой. Может, Артур уже добрался? И я был прав. Друг сильно изменился за последний десяток лет, но он был жив.

- Наконец-то, - еле слышно, видно, у него не было сил даже сказать это в полную громкость. Он был болен.

- Ты как?

- Как видишь...

- Что мне делать?? – я не знал ничего из медицины, кроме того, как вшивать чипы.

- Еда.

Чудом у меня получилось раздобыть необходимое. Он пошел на поправку. К моему величайшему счастью.



Мы снова много разговаривали. И о книге и просто, обо всем. Очень странно вспоминать, с чего все начиналось – а началась моя жизнь в 429 лет. Так странно осознавать, как беззаботно было то время, и сколько всего изменилось. Слишком много.

Книга же выглядела именно так, как я ее себе представлял: белые страницы, черные буквы. И, оказывается, Артур научился ее читать, пока ждал меня тут. «Когда мир начнет рушиться, совмести книгу с жизнью и смертью, тогда ее вечность покроет весь мир» - говорилось в ней. Эта фраза передавалась множеством разнообразнейших символов. Видно, создатель книги очень хотел донести смысл до людей будущего.

Так мы и сделали.



Восстановив силы, отправились в страну, прямиком в Городок Жизни – не в руки власти, а на поляну. Совмещать книгу с жизнью. Это было единственным возможным решением. К моему величайшему сожалению, мы не те люди, что будут доживать свои дни в покосившейся хижине, как сказал когда-то Артур о Городке.

На самом деле все происходило не очень быстро: полгода мы обдумывали план, и только тогда решились выйти из хижины. Года четыре после добирались до страны, а там уже и Городок виден.

План был предельно прост: я копирую чип другого человека, отправляю с него сигнал на одну сторону Городка, отвлекая тем самым охрану. Оставляю чип где-то в столице, ну а мы, не обладая личными сигналами, преспокойно попадаем на полянку. Не смотря на видимую простоту плана, он оказался весьма действенным. Но последняя составляющая послания заставляла задуматься.

- Я умираю, - серьезно произнес Артур после того, как я в очередной раз повторил фразу из книги.

- Не шути так!

- Выжить в пустыне для меня было чудом.

- Не говори глупостей, я вживлю тебе чип здоровья, и все недуги как...

Он только молча качал головой.

- Но почему??

- Разве, тебе никогда не казалось, что все это – вся наша история за последние тридцать лет слишком наиграна? Тебе не казалось, что жизнь – лишь предисловие к великой легенде, к тому, о чем будут писать в вернувшихся вновь книгах? Не думал, что это – судьба?

- Но «судьба» же...

- Ни что не могло закончиться иначе.

- Мы можем!..

- Иногда понимаешь, как безнадежно все твое существо.

- Если я отключу чип здоровья, то я могу! Вместо тебя...

- Это не к чему. И знаешь, не думаю, что мой организм воспримет все твои чипы.



Так все и случилось. Последние свои минуты Артур провел лежа в высокой траве, наблюдая, как плющ расползается по стенам, ломает купол, вырывается наружу, покрывает травой и цветами все вокруг... Красивое зрелище, хорошо, что именно оно стало для него последним. Поддерживая почти уже бездыханное тело, я выдавливал из себя улыбку: «Смотри, мир снова расцветает! Ты молодец, хорошо постарался, теперь все вокруг будет хорошо! У всех. Все. Будет. Хорошо...» - словно под колыбельную засыпал мой друг.

Никогда раньше я не видел смерти. И только сейчас могу сказать точно: жизнь материальна, как ни что другое. Как она потухает, покидает самую глубину глаз, где прежде играла веселыми огоньками – это невозможно не заметить. Как холодеет без нее счастливая улыбка... Невыносимо. По всем правилам трагедии я тогда должен был закричать «Нет!» или «Не умирай!», но сам факт смерти не укладывался в моей голове. Это было слишком невозможно, нет. В существование фей и эльфов я бы поверил скорее, чем в это. Ему нужна была срочная помощь. Врачи, работники городка, кто-нибудь!
Артура точно вылечат.

Обязательно спасут.



Если бы у меня был выбор между миром и другом, я бы выбрал друга. Но если выбирает друг, противиться решению не возможно.



@темы: иная реальность, древности

23:56 

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Сегодня я нашла тот самый камень из сна, это важно, уверена, он сыграет огромную роль в моей жизни, так что я не могу об этом не сказать. Может, когда-нибудь я напишу о нем побольше, но сейчас я просто оставлю заметку, чтобы не забыть этот день, когда какое-то мистическое стечение обстоятельств привело меня к нему.
А пока ловите вещицу годовой давности, не такая уж она и старая, но все равно не то, что я могла бы написать сейчас.


—————————————————
Все произошло прекрасной летней ночью. Одной из тех теплых ночей, когда солнце, не желая покидать человеческую жизнь, лишь на минуту скрывается от людского взора, забывая на небе легкие лучи света. Но тот вечер был особенным для всего мира. Солнце заходило в последний раз. Сколько суеты и бесполезной суматохи породило осознание быстротечности собственной жизни в умах людей. Желая заполнить последние свои минуты, они бежали, стремились куда-то. Улицы заполнял разномастный человеческий поток. Одни надеялись спастись, другие мечтали окончить жизнь достойно, забыв о том, что уже некому будет их вспомнить. Некоторые исполняли свои мечты и находили время для долгожданных встреч с родными. Люди бежали к родственникам, к друзьям, знакомым. Вспомнив о собственной смерти, каждый находил что-то действительно важное для себя. Жизнь еще продолжалась.

Два мальчика школьного возраста объезжали на своих детских велосипедах беспорядочно мечущуюся толпу. На пустующих окраинах города они выглядели особенно живыми в этот последний для каждого день. Дети ловко лавировали между кочками и трещинами узеньких дорог. Они знали эту местность наизусть, и казалось, были чем-то целым с неподвижной дорогой, шуршащей кроной деревьев, ласковым солнцем и медленным вальсом, звучащим из громкой колонки одного из мальчиков. Обгоняя друг друга, они заливисто смеялись, дополняя старый вальс самыми недостающими нотками. ¬¬¬¬Сливаясь с музыкой, дети, будто в танце плыли навстречу ветру.

Уже второй месяц мир переворачивало с ног на голову и обратно. Люди покинули свои рабочие места, забыли о зарплатах. Доставали сбережения из самых дальних тайников и доживали свой краткий век, проводя его так, как мечтали провести всю жизнь. Доверялись многочисленным компаниям, обещающим спасение и искали потерянных прадедов. Желали долголетия на праздниках и прыгали с парашютом. Брали от мира те краткие остатки жизни, что он мог им предложить, пытаясь успеть вернуть хоть малые капли смысла в последние дни собственного существования.

А мальчики все ехали и смеялись, подпевая одним им слышному вальсу. Доехав до небольшого пригорка, они оставили велосипеды и в такт медленной мелодии, направились к вершине холма. Зеленая трава привычно шуршала, мошки вымывались к лицам, а кузнечики выпрыгивали из-под мальчишечьих ног. Непринужденно обсуждая самые несущественные пустяки, дети казались живее каждого из выпрыгивающих из-под ног кузнечиков.

Добравшись до зеленой поляны, оба мальчика присели на колени и, не выключая музыку, принялись за любимое вечернее дело – разглядывание спешащих куда-то муравьев, деловито жужжащих жуков и роящихся в воздухе мошек. Обмениваясь краткими замечаниями, они могли провести так целую жизнь, но каждый раз их прерывали знакомые, друзья или время. В этот раз отвлек внимание друзей маленький пестрый мотылек. Подлетая так близко к юным исследователям, рискуя быть пойманным, он садился на плечи, на растрепанные светлые волосы и руки мальчиков. Но дети и не думали добавлять ночную бабочку в ученую коллекцию, они заворожено смотрели на свое маленькое чудо, боясь шелохнуться, спугнуть смелого мотылька.

До захода солнца оставались считанные секунды, люди у холма бежали и спешили, мир гудел от страха. А мальчики лежали на желтовато-зеленой выгоревшей траве. Мотылек порхал над их головами, выписывая причудливые узоры в воздухе, изредка садясь на плавно покачивающиеся от ветра травинки. Музыка ласково убаюкивала друзей.

- Сегодня людно в городе.

- Может быть.

Чувствуя, что сон медленно, но верно подкрадывается, один из мальчиков лениво потянулся к колонке с явным намерением остановить вальс.

- Оставь, пусть играет.

Глаза детей закрывались, люди внизу бежали, мотылек успокоился на одном из закрывшихся на ночь одуванчиков. Последний луч солнца навсегда покидал это небо.
Мир вспыхнул и исчез.

Белая пыль плавно опускалась с мутного неба, порой зависая в воздухе или ускоряясь с порывом ветра. Она превратила бурлящий прежде город в безжизненную пустыню. Будто снегом, голую землю засыпало бесцветными хлопьями, бывшими когда-то частью домов и деревьев, частью улиц, людей, машин, дорог и травы. Казалось, безжизненный мир спал. Спали и дети – двое мальчиков школьного возраста. Мирно посапывали на белом от мертвой пыли холме.


@темы: древности, иная реальность, люди, что-то происходит

22:57 

Последнее чудо

И это все, и больше нету ничего, есть только небо, вечное небо~
Решила я последовать одному чудесному совету, и отправить сюда старые рассказики. По мере их откапывания, буду кидать, так что не бойтесь старинностей, они еще появятся :D Честно, не помню, как эта утопичная штука пришла мне в голову (а пришла она аж в 2013 году о.о Мне казалось, позже), но судя по моим же заметкам к ней, все случилось, как обычно, по щелчку, благодаря извечной мысли "А что, если?..".


Последнее чудо.


С самого рождения мир наполняли чудеса. И существовали они благодаря тому, что люди верили в них. Для каждого чудо было разным, своим, и каждый верил в то, что приходило в самый ответственный и важный момент. Каждый человек своей верой создавал иную, маленькую частичку этого огромного мира. В те далекие времена все люди были предельно счастливы, ведь они точно знали – случись что, чудо придет им на помощь. Это были неповторимо светлые времена для всех.

Но все когда-либо кончается и любому счастью, как, впрочем, и горести, есть предел. А люди по натуре своей не могут быть довольны миром их окружающем. Человечество не могло вынести неведение и стало изучать происхождение того самого чуда. Ученые придумывали новые объяснения чудесам и сами же в них верили. Люди решили, что начинают понимать мир, они выдумали законы мира, и заставили его жить по ним, не оставив места чуду.

Со временем человечество забыло о вере, мечте и надежде. Яркий и разноцветный ранее мир, наполненный неописуемой красотой человеческой веры, со временем превратился в серое однообразие, живущее по точным законам и правилам. Каждый делал то, что был должен делать, трудился для достижения не существующей цели и связывал свою жизнь с людьми ради выгоды.

Мир умер.

Но появился в этом мертвом мире лучик надежды, один человек, единственный ребенок, девочка, способная пока что мечтать. Как неудачное следствие человеческого эксперимента с генетикой, она появилась в мире, чтобы спасти его. Теперь судьбу мира могло решить только то, чего пожелает этот ребенок. Девочка могла лишь пожелать воскресить пропавший мир, увидь она всю его прежнюю красоту. Для того она и была отправлена на эту землю.

Но люди не дали ей шанса приблизиться к чему-то действительно прекрасному. Всю свою жизнь девочка только и слышала наставления о правилах и законе. Разговоры об учебе и постижении принципов вселенной не оставляли ее нигде. Девочка не могла этого вынести. Она не могла выучить все, и вести себя как положено. Она не могла быть как все, и люди стали ее ненавидеть. Девочка не видела света в этом черно-белом мире и не могла сказать, что его можно окрасить в разные цвета. Она пыталась обращаться за помощью к другим, но кроме привычного бурчания о занятости и делах она ничего не слышала в ответ. Это не давало ей покоя, и девочка придумала себе другой мир.

Она рисовала картины, писала рассказы и создавала частички прошлого из хлама настоящего. Никто не относился всерьез к ее правде, и каждый раз люди говорили девочке не бездельничать, а идти, помогать общему делу. Она не понимала, что это за общее дело такое, не приносящие пользы. Что это за познавание истины, что за обустройство жизни, что за принесение пользы, без радости от этого? Что за жизнь с несуществующей целью? Как будто этому миру нужны именно такие многогранные познания, а не счастливые воспоминания. Что за жизнь без эмоций? Казалось, она была единственным человеком, кто имел душу в этом прогнившем мире. И это было именно так. Ведь люди утратили собственную душу, потеряв чудо.

И девочка решила, что больше не хочет жить в этом мире. Она решила, что лучше ей будет создать другой, новый мир, вдали от этого. Тот же самый мир, что она рисовала на своих картинах и о котором написала столько рассказов. Каким бы эгоистичным ей не казался собственный побег, она не могла представить спасение существующего мира. И потому не могла исполнить такую нереальную мечту.

Создание новой вселенной и стало последним чудом этого мира. Больше девочка не могла ничего сделать. Если бы тогда ей кто-то протянул руку помощи, пусть из-за выгоды, присущей тому миру, если бы кто-то вывел ее из тьмы, окружавшей девочку, она наверняка поняла бы, что многие нуждаются именно в ее помощи.

Но, оказавшись в собственном мире, девочка поняла, что одних только красок, которыми она оживляла когда-то собственные картины, мало. Со временем она осознала, что за свою недолгую жизнь в родном мире успела привязаться к, пусть серым, но таким родным людям. И она совершила еще одно чудо. Первое и единственное чудо нового мира.

Девочка вернулась к родным и близким в виде совершенно иного человека. Она видела, что все, кого она знает, крутятся вокруг разных проблем, не устраняя их. И тогда девочка решила, во что бы то ни стало, помочь им, протянуть руку каждому, кто будет в этом нуждаться и зародить душу во всем человечестве. Она решила подарить счастье всем людям этого мира и внести не существующие краски в этот мир.

У нее появилась настоящая мечта, и она сама стала новым чудом для мира.

Когда люди видели не ради выгоды, в них зарождалось непонимание, и они начинали верить в чудо. Благодарность основывала их души, и человечество было готово пожертвовать всем ради помощи другим. Люди вспомнили, что такое счастье и их жизнь снова расцвела. Но в противовес счастью обязано было появиться и несчастье. Тогда единственными и сильнейшими муками, что испытывало человечество, стали самые напрасные муки совести. Напрасные. Ведь основой существования мира стала помощь.

Именно тогда и зародился настоящий и лучший мир.


Единственное чудо.


Когда существующий мир прогнил, взамен ему, был создан новый. Новая вселенная должна была стать идеальной. Она была наполнена красками, все кругом было готово одарить первого же поселившегося там чудом. Но само чудо исчезло из нового мира. Оно ушло к родным землям, в родную вселенную, благородно решив пожертвовать своим идеальным миром, ради помощи другим. И тогда краски того мира стали лишь лживым напоминанием о прежней красоте нового мира.

Вскоре в новом мире появились люди. Но они не смогли долго прожить в мире без чуда. Уподобляясь краскам, окружавшим их, люди стали лживы и скоро утратили собственные души. Это произошло столь быстро, что никто в том мире никогда не помнил и не знал о существовании души. Люди этого мира не стремились понять законы природы их окружающей. Они решили подчинить весь мир себе.

Смешивая яркие и чистые цвета, они превратили их в сплошное темное пятно. Тот мир позабыл о свете и люди погрязли в пучине ненависти. Войнам не было конца, жестокость не знала предела. А мир, предназначенный дарить счастье и надежду, был залит людской кровью. Мир страдал оттого, что происходит. Человечество не просто позабыло о любви и дружбе, оно не знало даже простого сотрудничества. Таким был мир с единственным чудом.

Вскоре люди практически истребили друг друга, а те немногие, кто остался, только завидев друг друга, лезли в бой. И вот, когда во всем мире осталось только два человека, мир понял, что не вынесет, если и они погибнут в итоге ужасающих сражений. И мир разделил двух людей. Одного он забросил на противоположный конец света, а другую заточил под землю.

«Мир взбунтовался» - решили два человека при виде катаклизмов. Но они не понимали, почему? Что они сделали такого, что выжить теперь возможно лишь в этих безлюдных местах? Они не понимали, что ненависть убивает. Они не знали ужаса смерти и не представляли другого образа жизни. Для них все было нормально.

Девочка изо всех сил пыталась выбраться из подземной ловушки. Но чем больше она старалась, тем сильнее ее заваливало. Тогда она расстроилась. Для нее это было в диковинку. Что такое «расстроилась»? Что за вода льется из глаз? Это не кровь? Нет, наверно, это – кровь. Но бесцветная, прозрачная кровь прозрачного существа, живущего внутри нее. Наверное, глаза – это окошко, в которое существо так любит смотреть, и сейчас, когда существо сильно ранили, оно испытывает боль. Странно, но, кажется, девочка тоже испытывала боль этого существа.

Это было странно и не правильно. Ведь, если это живое существо, его полагалось убить. Но если она его убьет, она сделает больно себе. Девочка не понимала, но решила оставить существо жить. Так у нее появилась душа.

Мальчик же, на другом конце света, не стал так упорно пытаться выбраться и не смог испытать каких – либо чувств и эмоций. Тогда, не осознав, что в этом мире можно совершать что-то помимо убийств и кровопролития, мальчик стал убивать животных. Но это казалось ему совсем не тем, что должно быть. И тогда мальчик решил создать новое существо из подручных материалов.

Ему это удалось, а созданное им существо очень полюбило мальчика. Вот только мальчик любить не умел. Решив исполнить то, ради чего он старался все это время, и убить существо, он подумал, что если убить существо сейчас, то потом убивать будет совершенно некого. И вспомнил мальчик о «последнем желании», которое, по древнему преданию, когда-то в совершенно ином мире полагалось приговоренным к смерти. Попробовал тогда мальчик спросить, чего желает существо, и если желание ему понравится, отсрочить казнь. Существо пожелало вывести мальчика в знакомые места. Ведь вместе им удастся выйти. Мальчик согласился, и началась тогда самая длинная в этом мире дорога.

Почувствовав, что мальчик не хочет убивать, мир не препятствовал этому пути. Он верил, когда-нибудь оставшиеся люди смогут основать лучший мир, наполненный чудом.

А девочка тем временем ухаживала за ранимым существом, живущим внутри нее. Она уже успела понять, что существо ранят неудачи, а питается оно победами. Ей даже стало казаться, что существо ранят все воспоминания о смерти. И тогда она решила не думать об этом. Все равно, она уже никогда не сможет никого убить. Девочка решила посвятить свою жизнь уходу за существом и потому должна была оберегать его от любой боли. Она создавала новые вещи из глины, найденной под землей, и существо радовалось. Девочка начала создавать красивую и вкусную еду, существо радовалось и этому. Девочка стала придумывать истории о глиняных фигурках, и существо снова радовалось. Так она и жила, пока мальчик не пришел в родные места.

Услышав сверху знакомые слова, она решила еще раз попробовать выбраться из-под земли. И ей это удалось. Мир больше не препятствовал встрече людей.

Выбравшись, девочка увидела мальчика. Он сидел на земле рядом с окровавленным существом. Из его глаз лилась вода, гораздо больше воды, чем когда-либо лилось из глаз девочки. Она поняла, что мальчику больно и села рядом.

Мальчик не понимал, почему такое происходит? Почему в последнее время ему было плохо от осознания того, что существо придется убить? Это существо было ужасно, совсем не совершенно, в отличие от людей. Оно не хотело делать что-то ради себя, не хотело убивать, и потому было очень глупым. Наверно, оно бы заслуживало и двойной смерти за это, но почему-то от мысли о его смерти становилось очень, очень больно. Убить существо – было, наверно, единственным способом избавиться от такой странной, совершенно неизвестной мальчику боли. Но сейчас ему стало гораздо хуже. Что это такое? Почему все так?

Тогда девочка рассказала мальчику все. И про существо, живущее внутри каждого, и про возможность не убивать, и про желания и чувства людей. Мальчик поверил. И решили они с девочкой создать новый, лучший мир на руинах прежнего. Для них взошло новое чудо. Осветив своими лучами прежние черные полутона, оно вернуло мир к своему яркому началу, пустив его по новому пути. Идя по которому люди, возможно, смогут найти свое счастье.


@темы: люди, иная реальность, древности

Обрывки сказок

главная